Головне меню
Головна Підручники Криміналістика Белкин том 1 4. ЗАДАЧИ, ПРИНЦИПЫ И ЗАКОНЫ РАЗВития КРИМИНАЛИСТИКИ // 4.1. ОБЩАЯ, СПЕЦИАЛЬНЫЕ И КОНКРЕТНЫЕ ЗАДАЧИ КРИМИНАЛИСТИКИ

4. ЗАДАЧИ, ПРИНЦИПЫ И ЗАКОНЫ РАЗВития КРИМИНАЛИСТИКИ // 4.1. ОБЩАЯ, СПЕЦИАЛЬНЫЕ И КОНКРЕТНЫЕ ЗАДАЧИ КРИМИНАЛИСТИКИ

Криміналістика - Белкин том 1
132

4. ЗАДАЧИ, ПРИНЦИПЫ И ЗАКОНЫ РАЗВития КРИМИНАЛИСТИКИ

4.1. ОБЩАЯ, СПЕЦИАЛЬНЫЕ И КОНКРЕТНЫЕ ЗАДАЧИ КРИМИНАЛИСТИКИ

Возрастающая роль науки в современном мире, превращение ее в непосредственную производительную силу, “без которой нельзя решить ни одной задачи в области социальной, экономической или культурной жизни людей”, с особой остротой ставит вопрос о назначении науки, целях и задачах ее развития, роли в конкретной практической деятельности людей. Для чего существует конкретная область научного знания? Без четкого ответа на этот вопрос трудно представить себе целеустремленную научную деятельность и еще труднее определить отношение общества к данной науке. А от последнего, в свою очередь, зависит создание условий, способствующих развитию той или иной отрасли науки как общественно значимой, а следовательно, общественно необходимой.

Известно, что само возникновение криминалистики было обусловлено потребностями практики борьбы с преступностью в научных методах раскрытия, расследования и предотвращения преступлений. Удовлетворение этой потребности стало служебной функцией криминалистики с первых дней ее существования, определило внутренне присущие этой науке закономерности ее развития.

Задача борьбы с преступностью в нашей стране постоянно находится в центре внимания. В содействии решению этой задачи, в научном обеспечении достижения этой цели органами, ведущими борьбу с преступностью, и заключен сам смысл существования тех наук, которые изучают преступность, как социальное явление, и на основе этого изучения разрабатывают средства и методы борьбы с нею. В этом заключается общая, или главная, задача всех этих наук, среди которых важное место занимает криминалистика.

Следует при этом отметить одно принципиальное положение. Из совершенно правильно

го общего положения о том, что в условиях научно-технического прогресса наука становится одной из производительных сил общества, нельзя делать вывод о том, что криминалистика играет теперь иную роль в борьбе с преступностью, нежели раньше, что изменилась ее служебная функция. Ошибочно считать, как это делают некоторые криминалисты, что “криминалистика участвует в уголовно-процессуальной деятельности”, что “истинную (?) криминалистику составляют особенности ее участия в расследовании преступлений”, “ее участие в предупреждении преступлений”. Ни криминалистика, ни науки уголовного процесса или уголовного права и другие не “участвуют” в борьбе с преступностью. Задача указанных наук заключается в содействии этой борьбе своими положениями и рекомендациями; данные их используются в борьбе с преступностью. Криминалистика не “партнер” следователя или судьи, а один из “инструментов” деятельности последних по установлению истины по уголовным делам.

Итак, общая задача криминалистики - содействие борьбе с преступностью своими специфическими силами и средствами. В этом - цель существования и развития криминалистики.

А. Я. Гинзбург, впервые в отечественной литературе специально исследовавший понятия целей и задач криминалистики, сделал вывод, что цели криминалистики могут быть разделены на общие и частные. По его мнению, “общие цели криминалистики являются отражением закономерностей развития всей науки, формируются и ставятся для криминалистики в целом, а частные - для ее отдельных систем, частных теорий”. Считая общую цель криминалистики понятием синтетическим, А. Я. Гинзбург включал в нее:

а) разработку и совершенствование криминалистических средств и методов;

б) познание закономерностей возникновения, обнаружения, исследования, оценки и использования доказательств;

в) обеспечение высокого научного уровня деятельности в области судебного исследования и предотвращения преступлений.

Приведенные положения вызывают некоторые возражения.

Для правильного понимания сути вопроса следует различать, как нам представляется, два рода целей науки: “внешние” и “внутренние”. “Внешние” - это цели, ради достижения которых существует наука; “внутренние” цели - это те, достижение которых обеспечивает реализацию “внешних” целей, стимулирующих развитие самой науки. Такой “внешней” общей целью криминалистики и будет решение ею общей задачи, а специальными “внешними” целями - специальных и конкретных задач, которые мы рассмотрим ниже.

Общая “внутренняя” цель криминалистики, как и любой науки, - это познание ею своего предмета, без чего немыслимо достижение криминалистикой “внешней” цели, то есть выполнение ею своей служебной, общественно значимой функции. Специальные “внутренние” цели служат для познания отдельных сторон, элементов предмета науки. Именно достижение этих целей обеспечивает, с одной стороны, поступательное развитие частных криминалистических теорий, а с другой (на базе такого поступательного развития), - разрешение специальных и конкретных задач криминалистики.

Общая задача криминалистики формулировалась учеными-кримина­листами всегда в целом одинаково, независимо от того, какого определения предмета науки они придерживались. По мере того как повышается актуальность решения задач борьбы с преступностью, повышается и общественная значимость решения криминалистической наукой своей общей задачи. Уровень и эффективность борьбы с преступностью в настоящее время уже непосредственно связываются с уровнем криминалистических научных исследований. Поскольку борьба с преступностью приобретает все более активный и напряженный характер, постольку это обусловливает повышение требований и к результатам научных исследований в криминалистике, той “продукции”, которую она дает практике - средствам и методам судебного исследования и предотвращения преступлений. Причем повышение таких требований происходит на неизменной основе принципов законности, определяющих как направления разработки, так и особенно условия и порядок применения криминалистических средств и методов.

На успешное решение криминалистикой ее общей задачи оказывают определенное влияние некоторые объективные и субъективные факторы. А. И. Винберг справедливо отмечал, что часть из них обусловлена спецификой той разновидности человеческой деятельности, в которой применяются положения криминалистики, - спецификой уголовного судопроизводства. Средства и приемы криминалистики “должны удовлетворять требованию допустимости их использования с точки зрения закона. Это обусловливает крайнюю осторожность, а отсюда - известную медлительность внедрения в следственную и судебную практику различных технических новшеств, порождаемых научно-техническим прогрессом. Повышенная осторожность вызвана таким принципиальным положением уголовного судопроизводства, как неуклонное соблюдение гарантий достоверности при получении доказательств с помощью технических средств. Это положение вытекает из всех тех норм уголовно-процессуального законодательства, которыми регламентируется применение технических средств в уголовном судопроизводстве”.

Однако есть и другие причины, неоправданно препятствующие оперативному внедрению достижений криминалистической науки в практику борьбы с преступностью. Так, А. И. Винберг относил к ним, во-первых, некоторую косность отдельных практических работников, во-вторых, известную боязнь применения новых методов и средств в уголовном процессе, элементы консерватизма в следственно-судебной деятельности и, наконец, в-третьих, неправильное понимание требований законности со стороны некоторых ученых-юристов, взгляды которых не могут не отразиться на практике борьбы с преступностью. А. И. Винберг справедливо обращал внимание на то, что “иногда понимание требований соблюдения социалистической законности неправильно сводится к ненужной фетишизации обвиняемого, забота о котором составляет якобы сущность требований социалистической законности. При такой односторонней постановке вопроса забывается, что совершенствование активной наступательной тактики борьбы с преступностью служит гарантией соблюдения прав личности, защиты граждан нашего социалистического государства от преступных посягательств... Интересы нашего государства в борьбе с преступностью требуют как соблюдения предоставленных участникам процесса прав, а для обвиняемых в особенности права на защиту во всем его объеме, так и применения основанной на законе тактики и методики предупреждения и раскрытия преступлений, позволяющих успешно бороться с преступниками. Социалистическая законность в действии - это и эффективная борьба оперативных, следственных и судебных органов, ограждающая наше социалистическое общество от преступных посягательств”.

Из общей задачи криминалистики вытекают ее специальные задачи, характерные именно для нее; к их числу можно отнести следующие:

дальнейшее изучение объективных закономерностей действительности, составляющих основу предмета криминалистики;

развитие ее общей и частных теорий как базы криминалистических средств и методов судебного исследования и предотвращения преступлений;

разработку новых и совершенствование существующих технико-криминалистических средств, тактических приемов и методических рекомендаций по собиранию, исследованию и использованию доказательств;

разработку и дальнейшее совершенствование организационных, тактических и методических основ предварительного и судебного следствия, организационных и методических основ криминалистической экспертизы;

разработку и совершенствование криминалистических средств и методов предотвращения преступлений;

изучение и использование зарубежного опыта использования криминалистических средств и методов борьбы с преступностью.

Решение этих задач становится возможным в силу действия законов развития криминалистики.

А. Я. Гинзбург полагает, что между общей и специальными задачами есть еще одна группа задач криминалистики, которые он именует частными и относит к ним следующие: единое руководство научными криминалистическими исследованиями на базе научно обоснованного перспективного планирования, координацию научных криминалистических исследований, коллективизм в научно-исследовательской работе, внедрение криминалистических рекомендаций в практику борьбы с преступностью, забота о подготовке кадров криминалистов, обмен опытом научных криминалистических исследований, распространение криминалистических знаний.

Представляется, что перечисленные положения нельзя считать задачами криминалистики, к какому бы классу задач мы их ни относили. В своем большинстве это вопросы организации науки, возникающие при проведении научных исследований, либо условия эффективности последних. Внедрение же криминалистических рекомендаций в практику и распространение криминалистических знаний - это уже использование результатов развития науки. Кроме того, очевидно, что внедрение рекомендаций немыслимо без овладения ими, следовательно, это две стороны одного процесса.

Несколько иначе представляет себе общую и специальные (он называет их частными) задачи криминалистики Н. А. Селиванов. Общей задачей он считает разработку технического, тактического и методического аппаратов предварительного следствия, частными задачами - изучение и обобщение следственной практики “для получения информации о новых способах совершения преступлений, выявления и при необходимости усовершенствования криминалистических приемов, созданных практическими работниками, уяснения потребностей в новых средствах и методах расследования, а также степени надежности и перспективности тех, которые были ранее рекомендованы к внедрению”; приспособление достижений естественных, технических и гуманитарных наук к нуждам предварительного следствия; изучение и использование положительного опыта зарубежной следственной практики.

С подобной характеристикой задач криминалистики едва ли можно согласиться. Прежде всего, вызывает недоумение их ограничение лишь сферой предварительного расследования, только следственной практикой. Вне этой сферы оказываются и судебное следствие, и криминалистическая экспертиза. Далее, вряд ли задачей науки служит изучение следственной (опять-таки - почему только следственной?) практики. Изучение потребностей практики - источник формулирования задач и средство их решения. Наконец, криминалистическое обеспечение предварительного следствия нельзя считать общей задачей криминалистики хотя бы потому, что такая формулировка не дает ответа на вопрос: для кого или для чего эта задача является общей?

А. А. Эксархопуло при характеристике задач криминалистики пользуется иной терминологией. Он пишет об общеправовых и специально криминалистических задачах. Общеправовые задачи заключаются:

в “оказании содействия своими специфическими средствами, приемами и методами быстрому и полному раскрытию преступлений, установлению всех обстоятельств уголовного дела и привлечению к ответственности только виновных в совершении преступления лиц”;

в оказании “содействия в деле предотвращения преступлений”.

Специальные же задачи криминалистики это, во-первых, задача “дальнейшего познания тех закономерностей объективной действительности, которые относятся к предмету криминалистической науки”, и, во-вторых, создание новых и совершенствование существующих тактико-технических средств, приемов и методов раскрытия, расследования и предотвращения преступлений.

Автор показывает пути решения этой второй задачи: изучение и обобщение следственной, судебной и экспертной практики; изучение современного состояния науки и техники для уяснения существующих возможностей удовлетворения потребностей правоохранительной практики, дача соответствующего задания специалистам по выполнению опытного образца прибора, иного технического устройства и т. п.

Общую задачу криминалистики можно, конечно, называть и общеправовой, хотя содействие криминалистики ее решению не во всем является правовым, а кроме того, такая задача стоит отнюдь не перед всеми правовыми науками, не перед всем правом в целом. Названная автором вторая общеправовая задача - компонент первой, ее выделять не было необходимости, поскольку раскрытие, расследование и предупреждение преступлений - триединая задача.

Что же касается формулировки специальных задач, то думается, что автор допустил смешение их с конкретными задачами криминалистики, то есть задачами сегодняшнего дня.

Повторив нашу формулировку общей задачи криминалистики и некоторых ее специальных задач, Е. И. Зуев значительно расширил перечень последних. Он дополнительно включил в него “заимствование достижений естественных, технических и других наук для осуществления целей криминалистики; разграничение и взаимодействие с другими правовыми науками и дисциплинами; ...обеспечение соответствия создаваемых средств, приемов и методов требованиям социалистической законности, морали и этики; обобщение передового опыта использования данных криминалистики в предупреждении и раскрытии преступлений; ...формулирование актуальной тематики для научных исследований и опытно-конструкторских работ в области криминалистики; прогнозирование развития науки криминалистики и криминалистической практики; совершенствование криминалистической терминологии, чтобы она была доступна практикам; изучение истории криминалистики”.

Думается, что такое расширение круга специальных задач науки неоправданно. Часть из того, что он считает специальными задачами, представляет собой не задачи науки, а пути и средства их решения (заимствование достижений иных наук, обобщение передового опыта и др.), другая часть - условия решения специальных и конкретных задач (обеспечение соответствия “продукта” науки требования законности и морали), наконец, часть относится не ко всей науке, а к отдельным частным криминалистическим теориям (учению о предмете и природе криминалистики, теории криминалистического прогнозирования и др.). Изучение же истории криминалистики вообще не входит в содержание криминалистической науки, это часть ее учебного курса.

В. Я. Колдин и Н. П. Яблоков говорят о задачах криминалистики в общей форме, не конкретизируя их содержание. Так, они ограничиваются указанием, что общая задача криминалистики вытекает из ее социальной функции и обусловлена местом криминалистики в системе наук криминального цикла, а к числу частных задач относятся исследование объективных закономерностей преступной деятельности и деятельности по расследованию преступлений; формирование и совершенствование научного аппарата криминалистики; разработка и совершенствование методов практической деятельности по раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений. При этом они считают, что “непо­средственную связь с социальной функцией криминалистики имеет итоговая задача криминалистики, обеспечивающая “выход” научных рекомендаций в практическую деятельность по борьбе с преступностью”.

Такое определение задач криминалистики при ближайшем рассмотрении представляет собой, как нам кажется, “свернутое”, обобщенное определение предложенных нами специальных задач науки. В то же время едва ли правильно считать, что непосредственную связь с социальной функцией криминалистики имеет лишь “итоговая задача”, поскольку сама эта задача реализуется путем решения комплекса конкретных задач и именно их решения и выступают в конечном счете “продуктом” науки.

Общая и специальные задачи криминалистики реализуются через решение конкретных задач науки. Конкретная задача - та, которую наука решает на данном этапе и которая носит более или менее временный характер. Конкретную задачу может решать как криминалистика в целом, так и один из разделов науки, и даже одна из частей этого раздела; объем таких задач может быть различным, причем сами задачи могут относиться и к теории науки, ее связям с другими областями знания, и к научной “продукции”, потребность в которой возникла у практики.

На начальном этапе развития криминалистики, когда шел процесс интенсивного накопления эмпирического материала, конкретные задачи ученых-криминалистов сводились в основном к разработке отдельных технико-криминалистических средств, криминалистических приемов, отбору тех данных зарубежной криминалистики, которые могли быть использованы в условиях нашей страны. На этапе возникновения частных криминалистических теорий и формирования предпосылок к созданию общей теории криминалистики характер конкретных задач науки несколько изменился. Возникла задача правильного определения криминалистики в системе научного знания, утверждения ее правового характера. В то время П. И. Тарасов-Родионов писал: “Важнейшей задачей советских криминалистов является организация серьезной и решительной борьбы за завоевание советской криминалистикой надлежащего места как правовой, а не прикладной технической науки. Это является тем более необходимым, что некоторые из наших советских процессуалистов и криминалистов до настоящего времени рассматривают криминалистику как прикладную техническую, а не правовую науку, что, несомненно, является своего рода отрыжкой тлетворного влияния буржуазной криминалистики”. Об этой же задаче науки в те годы писал и С.П. Митричев, отмечая и необходимость решения вопроса об отграничении криминалистики от смежных областей знания. Тогда же А.И. Винберг сформулировал задачу разработки общетеоретических проблем криминалистики на основе материалистической методологии.

Наряду с конкретными задачами, стоящими перед криминалистикой в целом, на этом этапе возникли и более узкие задачи: разработка методики расследования хищений государственного и общественного имущества, научных основ отдельных видов криминалистической экспертизы (С. П. Митричев), изыскание способов применения физических методов в криминалистике, исследования микрочастиц (А. И. Винберг), разработка проблем криминалистической версии и планирования расследования (Г. Н. Александров) и другие.

В начале современного этапа развития криминалистики - создания общей теории науки - наряду с задачами чисто теоретического характера формулируются конкретные задачи практического содержания: расширение объема используемых в криминалистической тактике данных психологии и логики, применение достижений кибернетики, разработка вопросов предварительного исследования объектов экспертизы следователем, методики установления в процессе расследования причин и условий, способствующих совершению преступлений.

Наконец, в настоящее время называют такие конкретные задачи науки, как пересмотр системы тактических приемов, классификация способов совершения преступлений, разработка тактики судебных действий, рекомендаций по использованию в расследовании фактора внезапности, тактики новых следственных действий и другие.

Помимо детализации направлений научных исследований, конкретные задачи имеют значение для определения потенциала криминалистической науки, то есть наличия у нее определенных возможностей для решения подобных задач. Эти возможности, разумеется, во многом зависят от общественных запросов и интересов, определяющих не только выделение средств на научные исследования, но и общественную оценку их результатов. - “Однако, - как правильно указывает И.Г. Герасимов, - какую бы важную роль ни играла “общественная атмосфера”, складывающаяся вокруг науки, ее возможности существенно зависят от особенностей самой науки, от состояния и уровня ее развития”. Комплекс параметров, характеризующих и определяющих собственные возможности науки, обозначается как потенциал науки.

Г. М. Добров, В. Н. Клименюк, Л. П. Смирнов, А. А. Савельев называют четыре основные группы конкретных параметров, составляющих потенциал науки:

а) обеспеченность кадрами, под которой понимается общая численность, квалификационный состав, возрастная структура, наличие ресурсов и резервов кадров;

б) научно-информационная обеспеченность, то есть наличие “задела” собственных научных идей и оригинальных методик и информированность о чужом опыте;

в) материально-техническая обеспеченность;

г) оптимальность организации научной системы.

Анализ потенциала криминалистики по изложенным параметрам позволяет представить следующую картину.

До начала Великой Отечественной войны ученое звание профессора (без присвоения ученой степени доктора наук) имели только два криминалиста - С. М. Потапов (1938) и Н. П. Макаренко (1939), степень кандидата наук - четыре человека: Е. У. Зицер (1938), Б. М. Шавер (1938), А. И. Винберг (1938), С. П. Митричев (1939). Во время войны был утвержден в ученой степени доктора юридических наук Н. В. Терзиев (1942), степень кандидата наук была присуждена восьми криминалистам: А. И. Князеву, Д.П. Рассейкину, С. Г. Кривицкому, В. П. Колмакову - в 1941 г., Д. Е. Марианашвили - в 1942 г., Д. Я. Мирскому и В. А. Хвану - в 1943 г., А. А. Эйсману - в 1944 г.

На первое января 1950 г. в составе криминалистов было четыре доктора наук: Н. В. Терзиев (1942), И. Н. Якимов (1947), С. М. Потапов (1949), А. И. Винберг (1949). К 1963 г. в ученой степени доктора юридических наук уже были утверждены еще пять криминалистов: С. П. Митричев (1955), С. Я. Тихенко (1959), Р. С. Белкин (1962), А. Н. Васильев (1962), В. П. Колмаков (1962).

Десятилетие с 1964 по 1974 гг. ознаменовалось значительным ростом числа докторов наук - криминалистов. В этой степени было утверждено 32 человека, кроме того, еще 7 криминалистов защитили докторские диссертации, поступившие на рассмотрение в Высшую аттестационную комиссию. К 1 января 1975 г. в области криминалистики работало 34 доктора и около 200 кандидатов наук, по состоянию на 1 января 1981 г. насчитывалось 43 доктора наук - криминалиста.

После распада СССР на 1 января 1996 г. в России числилось 48 докторов наук - криминалистов. Из них 28 человек работают в Москве, 7 - в Санкт-Петербурге, 7 - в городах Урала и Сибири, 3 - в Воронеже, 3 - в других городах России. Такая география распределения научных кадров высшей квалификации вызывает известные опасения: при бурно растущем числе высших юридических учебных заведений многие из них не имеют в штате не только докторов наук - криминалистов, но даже криминалистов с ученой степенью кандидата наук.

Подготовка научных кадров криминалистов ведется в стране многими высшими юридическими учебными заведениями и рядом научно-ис­следовательских учреждений, хотя в последнее время их численность несколько сократилась.

Научно-информационная обеспеченность криминалистики в настоящее время недостаточна. В России не издается ни одного специализированного криминалистического журнала; обмен литературой между криминалистическими центрами носит эпизодический характер.

Связи между криминалистическими учреждениями России и бывших союзных республик практически прервались, поддерживаются лишь эпизодические личные контакты между отдельными учеными. Значительные трудности возникают с научными публикациями, прекратилось издание таких полезных для науки и практики сборников, как “Вопросы борьбы с преступностью” и “Следственная практика”. Гораздо реже и с весьма ограниченным кругом участников проводятся криминалистические конференции. Прекратилась практика проведения международных симпозиумов криминалистов восточноевропейских стран.

Недостаточна и материально-техническая обеспеченность криминалистических научных исследований. В несколько лучшем положении, чем другие, находятся научно-экспертные учреждения Министерства юстиции и экспертно-криминалистические подразделения МВД, но и у них степень насыщенности новейшей аппаратурой, инструментарий и экспериментальная база оставляют желать лучшего.

В нашей стране отсутствует признанный научный и организационный центр криминалистических научных исследований. К сожалению, после 1964 г., не осталось ни одного специализированного криминалистического научно-исследовательского учреждения, которое бы обоснованно мо­гло играть роль головного в этой области знаний. Существовавшие ранее такие учреждения, как Центральная криминалистическая лаборатория Министерства юстиции СССР (с 1944 г.), НИИ криминалистики МВД СССР (с 1946 г.), ВНИИ криминалистики Прокуратуры СССР (с 1949 г.) - к середине 60-х гг. были преобразованы, и в результате криминалистические проблемы перестали быть в них основным направлением научных исследований.

Однако за последние годы, несмотря на вышеназванные неблагоприятные обстоятельства, потенциал криминалистики все-таки несколько возрос. Объясняется это количественным и качественным ростом кафедр криминалистики юридических вузов, выполняющих сейчас большую часть научных исследований в области общей теории, криминалистической тактики и криминалистической методики, а также значительным ростом количества исследований, осуществляемых практическими работниками административных органов.

Как и в других областях знания, криминалистические научные исследования могут быть подразделены на три основных вида:

фундаментальные теоретические исследования в области общей теории советской криминалистики;

целенаправленные исследования в области частных криминалистических теорий;

прикладные исследования и разработки, преследующие цель проверки или создания средств и методов судебного исследования и предотвращения преступлений.

Известно, что направленность научных изысканий, их роль в познании предмета науки определяются теми принципами, которыми руководствуется при этом исследователь, его мировоззрением, отношением к основному вопросу философии. Поэтому вопрос о принципах научных исследований, принципах науки приобретает для ее теории методологическое значение и требует специального рассмотрения.

 

< Попередня   Наступна >
 
Авторизація
Пошук