Головне меню
Головна Підручники Адміністративне право Адміністративне право України: Підручник § 3. ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЛУЖБА, ЯПОНИЯ АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН. ИЗАТЕЛЬСТВО "СПАРК", 1996. - 229 с.

§ 3. ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЛУЖБА, ЯПОНИЯ АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН. ИЗАТЕЛЬСТВО "СПАРК", 1996. - 229 с.

Адміністративне право - Адміністративне право України: Підручник

§ 3. ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЛУЖБА, ЯПОНИЯ

Государственная служба в Японии охватывает административную, дипломатическую и судебную сферы государственной деятельности. В категорию государственных служащих (кокка комуин) принято включать не только чиновников в собственном смысле этого слова, но также лиц, работающих на принадлежащих государству предприятиях, служащих государственных железных дорог, работников телевидения, государственных школ, военнослужащих "сил самообороны", сотрудников полиции. Общая численность занятых на государственной службе составляет свыше трех миллионов человек, большинство из которых - рабочие и служащие, не имеющие реальных полномочий по принятию управленческих решений. Численность же высших государственных чиновников не превышает десяти тысяч.

Действующая Конституция закрепила положение государственных служащих как "слуг -всего общества, а не какой-либо одной его части" (ст. 15). Государственный служащий перестает восприниматься как личный слуга императора. В развитие содержащегося в Конституции определения государственных служащих как "слуг всего народа" Закон о государственных служащих 1947 г. устанавливает, что государственный служащий должен работать "только ради общественного интереса и при осуществлении служебных обязанностей отдавать им все силы и помыслы".

Закон о государственных служащих 1947 г. с многочисленными изменениями и дополнениями - основной источник правового регулирования государственной службы. В 1950 г. вступил в силу Закон о местных служащих, установивший статус служащих муниципальных органов. Сильное влияние американских оккупационных властей на ход послевоенных государственных реформ в Японии объясняет сходство американского и действующего японского законодательства о государственной службе.

Контроль за соблюдением законодательства в сфере государственной службы возложен на Совет по делам персонала (дзиндзиин) при кабинете министров. Совет действует как орган, представляющий рекоме

ндации по кадровым вопросам парламенту, кабинету и отдельным министерствам. Среди других полномочий Совета - издание в пределах своей компетенции правил и установлений по государственной службе, разбор жалоб на государственных служащих, организация и проведение конкурсных экзаменов.

Совет по делам персонала состоит из трех членов, назначаемых кабинетом министров с согласия обеих палат парламента. Кандидатуры членов Совета утверждаются императором. Срок полномочий членов Совета - четыре года с возможностью повторного назначения, но не более чем еще на два срока. Один из членов Совета по назначению кабинета выполняет функцию председателя.

Возложенные на Совет по делам персонала функции реализуются через деятельность его аппарата, который возглавляет управляющий, назначаемый членами Совета. В состав аппарата Совета входят пять управлений (делами, набора и использования персонала, жалоб, по оплате труда персонала, по делам служащих) и восемь местных бюро.

Все лица, находящиеся на государственной службе, подразделяются на две основные категории - работников "обычной службы" и работников "особой службы".

Основная масса чиновничества занята на "обычной службе", применительно к которой действует конкурсная система назначения на должность и стандартная шкала жалований.

Служебное положение государственных служащих определяется их должностью, которую они занимают в соответствии со своим рангом (докю). Каждый из восьми существующих рангов подразделяется на 15 разрядов (гохо). Разряд чиновника зависит от стажа, образовательного уровня, различных служебных характеристик. Установление критериев для отнесения государственного служащего к конкретному рангу и разряду производится Советом по делам персонала.

Оплата труда чиновника производится в соответствии с присвоенным ему рангом и разрядом на основании Закона о государственных служащих и соответствующих постановлений кабинета. Размеры жалования жестко регламентируются специальной шкалой, установленной Законом об оплате труда лиц, занятых на обычной службе. Положения этого закона не распространяются на оплату труда прокуроров (этот вопрос урегулирован специальным законом), а также рабочих казенных предприятий (оплата устанавливается в коллективных соглашениях). Лица, занятые на особой службе, получают оплату в порядке, установленном в Законе об оплате труда должностных лиц на особой службе и Законом об оплате труда служащих Агентства самообороны. Выплата вознаграждений государственным служащим подконтрольна Совету по делам персонала. Совет вносит в парламент проекты изменений законов об изменении системы должностных окладов.

Государственный служащий, кроме должностного оклада, получает разнообразные надбавки - премии, надбавки за работу в городе, на содержание домашнего хозяйства, за сверхурочные, за работу в выходные дни, за работу в северных районах, многочисленные "отраслевые" надбавки (например, учителям, работающим в сфере обязательного образования) и др.

Высшую категорию работников "обычной службы" составляют лица, получающие жалованье за административную работу (гёсэйсёку хорю). В эту категорию входят чиновники, занимающиеся канцелярской работой (дзиму сёкуин) и трудом, требующим специальных профессиональных знаний (гинорому сёкуин).

На командных постах в центральном административном аппарате заняты чиновники первых трех рангов, составляющие элиту японской бюрократии. Это начальники департаментов, отделов и секций (кёкутё, буте, кате), советники, директора агентств, постоянные заместители министров (последний термин используется по аналогии с английской административной системой). Чиновники этих классов фактически держат в своих руках рычаги административной власти во всех министерствах и ведомствах Японии. Остальные группы чиновников являются лишь исполнителями решений и указаний своих начальников.

На государственной службе действует характерная для Японии система "пожизненного найма", предполагающая длительную (до ухода на пенсию) службу работающего по найму в одной и той же организации. При этом должность и размер вознаграждения служащего ставятся в зависимость от непрерывного стажа работы. Одной из характерных черт государственной службы в Японии, связанной с системой "пожизненного найма", выступает отсутствие межведомственных перемещений чиновников, при частых (раз в 2-3 года) перемещениях чиновников внутри его ведомства.

Другая важная особенность японской государственной службы - дух элитаризма, традиционная почитаемость чиновничества. Эта черта нашла свое отражение в известной еще с конца прошлого века формуле "кансон мимпи" ("чиновники достойны почитания, народ - презрения"). В последнее время четко проявилась и такая характеристика, как строгий контроль Либерально-демократической партии за персональным перемещением кадров в административном аппарате. Лицо, не имеющее связей с ЛДП, не имеет реальных шансов подняться выше уровня начальника департамента.

Ученые, занимающиеся исследованием японской государственно-политической модели, неизменно увязывают внушительные успехи, которые Япония демонстрирует в последние годы, прежде всего в экономической сфере, с эффективным функционированием бюрократического аппарата этого государства. Так, профессор социологии Гарвардского университета Э. Вогель в своей книге "Япония на первом месте. Уроки для Америки" наделяет японское чиновничество всеми теми чертами, которых, по его мнению, недостает американской бюрократии, - высоким профессионализмом, преемственностью, глубоким чувством ответственности

,,.

Уникальность и неповторимость японской бюрократии объясняются прежде всего особенностями японской культуры, повлиявшей на специфику национального характера (трудолюбие, коллективизм, преклонение перед авторитетом, потребность в гармонизации межличностных отношений, стремление к самосовершенствованию и т. д.).

Назначение на государственную службу производится на основе конкурсных экзаменов. Японская Конституция закрепила принцип равного доступа граждан к государственной службе. Закон о государственных служащих (ст. 33) уточняет, что набор на государственную службу осуществляется в соответствии с личными заслугами кандидата, его профессиональной подготовкой и деловыми качествами, выявить которые и должны конкурсные экзамены.

Организация экзаменов возложена на Совет по делам персонала. В составе управления набора и использования персонала находятся специальный экзаменационный отдел и четыре главных экзаменатора. Совет своими правилами может ввести дополнительные требования для поступающих впервые, а в отношении претендующих на повышение в должности - ограничить круг экзаменующихся путем отбора на основании результатов прошлой служебной деятельности.

Для впервые поступающих на службу экзамены проводятся по трем отдельным группам: 1) для окончивших высшие учебные заведения; 2) для имеющих неполное высшее образование; 3) для окончивших средние учебные заведения. На практике шансы занять руководящие посты имеют только лица, имеющие высшее образование. Большинство представителей японской бюрократической элиты закончили одни и те же учебные заведения. Как правило, это выпускники юридического факультета Токийского университета. Общее "студенческое прошлое" в значительной мере усиливает сходство психологических установок японской элиты.

К экзаменам для поступления на государственную службу допускаются только японские подданные. Для некоторых специальных видов государственной службы могут устанавливаться дополнительные ограничения. Так, например, сотрудником Министерства иностранных дел не может стать лицо, состоящее в браке с иностранцем.

Система приемных экзаменов на государственную службу, введенная в конце XIX в., действует без существенных изменений до настоящего времени. Экзамены могут быть письменными или устными. Допускается проведение экзамена по физической подготовке, оценка специальных навыков.

Конкурсные экзамены организуются по принципу "открытых дверей". Время и место их проведения объявляются в средствах массовой информации.

Содержание конкурсных экзаменов идентично для большинства государственных учреждений. Лишь немногие министерства готовят собственные письменные и устные экзамены. Среди них японский МИД. Кандидаты в. карьерные дипломаты (они должны быть не моложе 20 и не старше 28 лет) в течение трех-четырех дней в июне сдают письменные экзамены по следующим предметам: японская Конституция, международное право, экономическая теория, история дипломатии и иностранный язык. Кроме того, соискатель по собственному усмотрению выбирает для сдачи административное или частное право, а также один из разделов теории и практики денежно-финансовых отношений. Проводится также "общий экзамен" в виде групповой дискуссии по одному из предметов с целью определить способность кандидатов быстро схватывать суть различных мнений, вырабатывать свой подход, использовать убедительные аргументы при изложении собственной позиции.

Количество набранных на экзаменах баллов заносится в экзаменационный лист, заводимый на каждого экзаменующегося " сохраняющий свою силу в течение одного года.

Через конкурсные экзамены происходит и повышение в должности. Каждое лицо, занятое на государственной службе, формально имеет равное право на повышение в должности (ст. 37 Закона о государственных служащих). В то же время Совету по делам персонала предоставлено право предъявлять к претендентам на ту или иную должность дополнительные ограничительные требования и заменять экзамены назначением по выбору с учетом показателей предшествующей служебной деятельности. К ежегодно проводимым экзаменам на повышение в ранге допускаются все желающие. Конкурс на таких экзаменах традиционно очень высокий (25-40 человек на одно место). Успешная сдача экзамена не означает автоматического назначения на должность. Сдавшие экзамен заносятся в особый список, из которого соответствующее ведомство производит назначение. Назначение на должность или повышение в должности, как правило, происходит с испытательным сроком (не менее шести месяцев), по истечении которого при положительных результатах и происходит официальное назначение.

При продвижении по государственной службе учитываются как стаж работы, так и деловые качества служащего, являющиеся предметом постоянного изучения кадровыми структурами. Работа сотрудника ежегодно оценивается его непосредственным начальником (заведующим отделом в министерстве), который направляет соответствующее заключение (доклад) директору департамента на утверждение. Если последний не согласен с содержащейся в докладе оценкой деятельности сотрудника, то он может подготовить собственное письменное заключение. На практике подобное случается крайне редко, поскольку, как правило, перед написанием доклада его составитель консультируется с вышестоящим начальником.

Доклад пишется по заранее установленной схеме и состоит из двух частей. В первой в специальных графах проставляются оценки ("отлично" или "недостаточно") за такие качества, как способность готовить документы, быстрота исполнения, инициативность, тщательность проработки материалов, дисциплинированность. Оцениваются также лояльность, умение строить отношения в коллективе. Второй раздел доклада носит описательный характер и обычно содержит обобщенные критические замечания, составленные на основе тех, которые делал начальник в "неофициальных письмах", направлявшихся подчиненному в течение года. Кроме того, каждый год отдел кадров министерства направляет во все департаменты "карточки достижений", в которых должны быть зафиксированы наиболее значительные успехи каждого сотрудника.

Вся эта информация хранится в личном деле сотрудника. Работники отдела кадров накапливают различного рода неофициальную информацию, получаемую о конкретном сотруднике из бесед с его начальниками, из кулуарных разговоров и т. д.

Государственные служащие имеют право обжаловать решение не представлять их на повышение по должности. С соответствующими жалобами обращаются в Совет по делам персонала и в Объединенный совет по рассмотрению жалоб (в него обращаются лица, не выдержавшие испытаний и временно прикомандированные).

Что касается дисциплинарных взысканий, то они, по мнению Генерального совета профсоюзов Японии, назначаются односторонне, по решению начальства. Когда дисциплинарное взыскание объявлено, то оно сохраняет свою силу, даже если назначенный работник и профсоюз подали апелляцию. Санкции действуют на протяжении всей процедуры обжалования. Как правило, дисциплинарные взыскания влияют на решения о продвижении по службе, прибавке к жалованью, установлении надбавки за усердие. Запись о дисциплинарных санкциях никогда не изымается из личных дел.

Японское законодательство допускает значительные ограничения трудовых прав государственных служащих. Так, на служащих полиции, пожарной службы, лиц, несущих службу по охране общественного порядка на море, а также в тюрьмах, не распространяются правила об условиях труда, установленные Законом о трудовых стандартах. Право на ведение коллективных переговоров признается в значительно урезанном виде. Забастовки для государственных служащих полностью запрещены. Рабочие государственных предприятий за нарушение этого запрета подвергаются увольнению, а собственно управленческий персонал может быть привлечен к уголовной ответственности.

Государственная служба в Японии сопряжена со значительными физическими перегрузками, частыми переработками, вызванными, среди прочего, ограниченностью штатов. В связи с этим была утверждена система выплаты компенсаций за ущерб здоровью, понесенный в период выполнения служебных обязанностей. По данным опроса, проведенного в 1985 г. управлением экономического планирования, выяснилось, что 75% чиновников недовольны тем, что приходится работать чрезмерно много. Оказалось также, что никто из них не может полностью использовать положенный раз в году 15-дневный отпуск.

Государственные служащие сильно ограничены в отношении политической деятельности. Им не запрещено вступление в политические партии, но они не могут быть политическими консультантами и функционерами, играющими значительную роль, не могут баллотироваться на выборные публичные должности и т. л. Совет по делам персонала может запретить государственным служащим любые политические действия, кроме тех, что связаны с осуществлением избирательного права.

Основанием для отнесения государственных должностных лиц к "особой службе" (току бэцусёку) является то обстоятельство, что они направляются на работу без экзамена на чин и получают жалованье в размерах, не связанных со стандартной шкалой жалований, установленный для служащих, занятых на "обычной службе".

В Законе о государственных служащих четко определен круг должностных лиц, находящихся на "особой службе". На них не распространяются предписания и правовые нормы, регулирующие прохождение "обычной службы". На "особой службе" состоят: премьер-министр, министры, советники, возглавляющие Совет по делам персонала и Ревизионный совет, генеральный секретарь кабинета (най-каку камботёкан) и его заместители, заместитель главы канцелярии премьер-министра по общим вопросам (сорифусому фукутёкан), начальник законодательного бюро кабинета (хосэйкёку тёкан), парламентские вице-министры (сэйму-текан), личные секретари премьер-министра, министров и генерального секретаря кабинета. Кроме того, состоящими на "особой службе" считаются все государственные должностные лица, избираемые парламентом либо утверждаемые обеими или одной из палат парламента; начальник и некоторые чиновники Управления императорского двора. В группу лиц, состоящих на "особой службе", входят также чрезвычайные и полномочные послы, посланники, члены направляемых за рубеж правительственных делегаций, а также члены Академии наук Японии, судьи, служащие управления обороны, секретари депутатов парламента и др.

Японское законодательство считает находящимися на "особой службе" поденных рабочих, используемых на различных общественных работах (чаще всего - в коммунальном хозяйстве), труд которых оплачивается из государственного бюджета. Поденные рабочие отнесены к категории лиц, занятых на "особой службе", прежде всего с целью нераспространения на них привилегий и материального обеспечения государственных служащих.

К дисциплинарной ответственности государственных служащих могут привлекать как их начальники по службе, так и Совет по делам персонала. Основаниями для привлечения к дисциплинарной ответственности являются:

1) нарушение Закона о государственных служащих и правил, и: Советом по делам персонала;

2) невыполнение должностных обязанностей;

3) совершение поступков, порочащих государственного служащего в качестве "слуги всего народа".

Основными видами дисциплинарных взысканий являются: увольнение от должности; временное отстранение от занимаемой должности сроком от одного дня до одного года (за это время государственный служащий, как правило, не получает заработную плату); удержание из должностного оклада (может быть удержано до трети жалованья за период от одного дня до одного года); письменный выговор (замечание).

Государственный служащий может обратиться за восстановлением в правах к вышестоящим административным руководителям, а также в Совет по делам персонала, направив туда заявление "о неподчинении" в отношении принятых к нему мер. Заявление подается в течение 60 дней с момента получения письменного уведомления (подтверждения) о совершении обжалуемого действия.

Сразу же после поступления заявления "о неподчинении" сотрудники управления жалоб Совета по делам персонала приступают к расследованию дела, которое производится открыто. Государственный служащий, сделавший указанное заявление, может лично присутствовать при устном разбирательстве или направить своего адвоката; имеет право представлять свидетелей, документы и доказательства. Процедура разбирательства по заявлению "о неподчинении" занимает много времени и, что главное, требует значительных материальных расходов (на адвоката и т. д.). Поэтому на практике с такими заявлениями в Совет по делам персонала обращаются государственные служащие высшего и среднего звеньев. На этапе предварительного разбирательства сотрудники управления жалоб оказывают посреднические услуги по примирению государственного служащего и его администрации. Если конфликт не удается уладить. Совет по делам персонала принимает решение по заявлению "о неподчинении".

Если Совет принимает решение в пользу обратившегося с заявлением государственного служащего, в соответствии с Законом о государственных служащих аннулируется дисциплинарное взыскание, ставшее предметом разбирательства, а также принимаются меры по исправлению допущенной в отношении служащего несправедливости (например, дается указание о выплате ему жалованья за время несправедливого отстранения от работы).

Решение, принимаемое Советом по жалобам государственных служащих, окончательно и может быть пересмотрено только самим Советом. В соответствии с Законом о государственных служащих (ст. 92) разбирательство заявления "о неподчинении" в Совете по делам персонала не исключает возможности судебного разбирательства жалобы. Однако последнее может иметь место только после рассмотрения дела в Совете по делам персонала.

§ 4. Органы местного самоуправления

Государственно-политический механизм Японии, существовавший вплоть до капитуляции 1945 г., характеризовался бюрократически-централизованной системой местного управления. С вступлением в силу конституции 1947 г. и Закона о местном самоуправлении 1947 г. обозначилась тенденция децентрализации местного управления. Конституция закрепила принцип "дзити" (местного самоуправления), составивший наряду с принципами народного суверенитета, верховенства парламента основу послевоенного государственного строя Японии.

Ядром системы источников права, регулирующих основы местного самоуправления, является Закон о местном самоуправлении, содержащий свыше 300 статей. Наряду с этим законом действуют несколько десятков иных нормативных актов - законов, правительственных указов, актов различных министерств и ведомств. Среди них законы о местных коммунальных служащих (1950 г.), о сельскохозяйственных комитетах (1951 г.), о местных коммунальных предприятиях и о трудовых отношениях на них (1952 г.), о полиции (1954 г.), ряд законов (1947-1950 гг.), определяющих механизм финансирования органов местного самоуправления: о местных финансах, о лицензировании местных займов, о собственных местных налогах, о местном передаваемом налоге и др. В эти законы впоследствии вносились многочисленные изменения, но основные их положения продолжают действовать до сих пор.

Современное японское правоведение различает принцип местной автономии, автономию местной общины и автономию жителей.

Принцип местной автономии означает автономию административно-территориальной единицы от государства. Местная община самостоятельно определяет свои цели и достигает их путем независимого функционирования своих органов.

Автономия местной общины связана с внутренней организацией и формами деятельности административно-территориальных единиц и предполагает управление местной общины самими гражданами, проживающими на ее территории.

Наконец, автономия жителей характеризуется впервые закрепленной в Законе о местном самоуправлении (ст. 74-88) процедурой проведения локального референдума в связи с подачей определенной частью населения административно-территориальных единиц петиций о принятии, отмене или изменении местных постановлений, о проведении инспекции деятельности местных собраний, отзыве их депутатов, отстранении от должности глав местных органов и иных должностных лиц. Кроме того, Конституция устанавливает (ст. 95), что "специальный закон, применяемый в отношении только одного местного органа публичной власти, может быть издан парламентом не иначе как с согласия большинства избирателей, проживающих на территории соответствующего местного органа публичной власти".

Реальная степень автономии местных общин определяется сложным механизмом их взаимодействия с центром. Координация деятельности центральных и местных органов, а также местных органов между собой возложена на созданное в 1960 году Министерство по делам самоуправления (дзидзисё). В условиях финансовой зависимости местных органов от центрального правительства чиновники этого министерства фактически руководят деятельностью органов местного самоуправления. В соответствии с Законом о местном самоуправлении (ст. 245), руководители центральных министерств и ведомств, в том числе министр по делам местного самоуправления, наделяются правом оказывать "техническое содействие" местным органам и давать им "советы", организуя при этом всестороннюю инспекцию местных органов. В случае делегирования полномочий местным органам контроль центра значительно усиливается.

В Японии сложилась двухзвенная система местного самоуправления (префектуры и муниципалитеты). Префектуры и муниципалитеты представляют собой обычные органы местного самоуправления, наряду с которыми могут создаваться особые органы местного самоуправления - особые столичные районы, корпорации регионального развития, ассоциации органов местного самоуправления, финансово-промышленные округа. Особые органы местного самоуправления создаются специально для решения конкретных задач (например, для реализации совместными усилиями крупномасштабных строительных проектов и т. д.).

Префектуральный уровень именуется "тодофукен" - по названию четырех основных систем местного самоуправления этого уровня. Территория Японии разбита на 43 префектуры "кен", одну специальную городскую префектуру "то" (Токио), две префектуры "фу" (Осака и Киото) и одну префектуру "до" (Хок-кайдо). Отличий в правовом статусе этих префектур практически не существует. Терминологические различия объясняются культурно-историческими причинами, физико-географическими и социально-экономическими обстоятельствами. Так, например, название префектуры "то" - китайский синоним японского слова "мияко", которым обозначается место, где расположен императорский дворец (именно поэтому Токийская префектура и получила наименование "то").

Префектуры "кен" называют сельскими префектурами. Понятие сельской префектуры в настоящее время представляется в значительной степени условным, поскольку практически во всех этих префектурах сельское хозяйство и рыболовство уже не занимают доминирующего места в структуре занятости населения.

К муниципальному уровню относятся города ("си"), поселки ("те // мати") и деревни ("сон//мура"). Поэтому названный базовый уровень системы местного самоуправления иначе называют "ситесон". Все единицы местного самоуправления муниципального уровня имеют одинаковый правовой статус, несмотря на различия в их размерах.

Особый статус предоставлен так называемым специальным городам "ситэй тотш", к числу которых правительственными указами отнесено одиннадцать городов с населением свыше полумиллиона человек (Осака, Нагоя, Саппоро, Киото и др.). Первоначально эти города были выведены из-под юрисдикции префектур, на территории которых они находились. Наряду с муниципальными функциями специальные города осуществляли и ряд важных префектуральных функций (землеустройство, здравоохранение, социальное обеспечение и др.). Так продолжалось до 1956 г., когда в Закон о местном самоуправлении были внесены изменения, фактически уравнявшие статус специальных и обычных городов. К специальным городам приравнены особые столичные районы.

Японское законодательство устанавливает четкие критерии разграничения городской и сельской местности. По Закону о местном самоуправлении (ст. 8) для получения статуса города населенный пункт должен отвечать следующим требованиям: 1) его население должно превышать 50 тыс. человек; 2) более 60 % жилых строений должны находиться в центральной части населенного пункта: 3) свыше 60 % населения должны быть заняты в промышленности и торговле или других отраслях, типичных для города; 4) населенный пункт должен обладать городскими сооружениями и службами, перечень которых определяется актами органов префектуры.

Объем компетенции местных органов закреплен в Конституции и Законе о местном самоуправлении. В Конституции это сделано в самом общем виде (ст. 94): "Местные органы публичной власти имеют право управлять своим имуществом, вести дела и осуществлять административное управление; они могут издавать свои постановления в пределах закона." Общий перечень функций местных органов содержится в ст. 2 Закона о местном самоуправлении и насчитывает свыше 20 направлений. Органы местного самоуправления должны вносить плановое начало в развитие своих территорий, создавать и поддерживать в надлежащем состоянии необходимые для жизнедеятельности инфраструктуры, содействовать местному предпринимательству, прежде всего мелкому и среднему, заниматься вопросами начального и среднего образования, здравоохранения и т.д.

Функции, выполняемые местными органами, могут быть объединены в три основные группы:

1) собственно местные функции;

2) "административные полномочия", под которыми понимаются функции, носящие местный характер, но требующие при их реализации государственного принуждения и санкций в случае их нарушения со стороны граждан; 3) функции, делегированные центральными ведомствами. На 1989 г. перечень дел, относящихся к компетенции государственных органов, которые поручено исполнять губернаторам, содержал 126 пунктов, мэрам крупнейших городов - 28, главам городов, поселков и деревень - 51 . Осуществление этих дел должно финансироваться из государственного бюджета. Таким образом, губернаторы, мэры и старосты, являясь органами местного самоуправления, одновременно выступают и в качестве органов государства. За выполнение делегируемых функций главы местных администраций отвечают перед соответствующими министрами кабинета.

Разграничение функций местного самоуправления между префектурами и муниципалитетами в самых общих чертах закреплено в ст. 2 Закона о местном самоуправлении. На муниципалитеты возлагается выполнение всех функций местного самоуправления, кроме тех, реализация которых выходит за границы отдельных муниципалитетов. Такие функции относятся к компетенции префектур. На префектуры возлагается и координация деятельности муниципалитетов, находящихся на их территории.

В каждой единице административно-территориального деления непосредственно избирателями формируется префектуральное (городское, поселковое, деревенское) собрание. Местные собрания избираются сроком на 4 года. В Законе о местном самоуправлении допускается для поселкового и деревенского уровня возможность замены местных собраний таким инструментом непосредственной демократии, как общее собрание (сход) жителей поселка или деревни. Однако на практике на этом уровне чаще всего формируются представительные собрания.

Конституция (ст. 93) отводит местным собраниям роль совещательного органа. Основными полномочиями таких собраний являются (ст.ст. 96-100 Закона о местном самоуправлении):

1) принятие нормативных актов;

2) утверждение местных бюджетов;

3) учреждение местных налогов, штрафов;

4) заключение хозяйственных договоров;

5) принципиальные вопросы управления муниципальными предприятиями;

6) проведение расследования деятельности местных исполнительных органов и др.

Состав местного собрания зависит от численности населения: префектуральные собрания насчитывают от 40 до 120 членов, городские собрания- от 30 до 100, поселковые и деревенские -от 12 до 30.

Главой местной администрации в префектуре является губернатор, в городах и поселках - мэр, в деревнях - староста. Все эти должностные лица избираются непосредственно населением, проживающим в данной административно-территориальной единице, сроком на 4 года.

Глава местной администрации помимо исполнительно-распорядительных полномочий имеет право вносить на рассмотрение местного собрания проекты решений общего характера, налагать относительное вето на решения собрания (это вето преодолевается, если собрание вторично принимает решение большинством в 2/3 голосов), досрочно распускать собрание. Он наделяется правом приостанавливать или не выполнять действия центральных ведомств на своей территории. К другим полномочиям главы местной администрации относятся: общее руководство и контроль за всеми общественными организациями неполитического характера, находящимися на территории местной общины; назначение части исполнительного и вспомогательного персонала (вице-губернатора, вице-мэра, главного казначея и др.).

Исполнительные функции в местных органах выполняют различные административные комиссии - по образованию, по делам персонала, общественной безопасности, по труду и др. Эти административные комиссии обладают значительной самостоятельностью, что обеспечивается порядком их формирования: они назначаются главой местной администрации с согласия местного собрания или избираются местным собранием.

Закон о местном самоуправлении устанавливает, что число департаментов для столичной префектуры и отделов для остальных префектур зависит от численности проживающего в префектурах населения. В Законе содержится примерное распределение функций между подразделениями и должностными лицами исполнительной власти на местах.

Важной гарантией автономии местной власти выступает выделение местной службы в качестве особого, самостоятельного вида публичной службы. Основными источниками правового регулирования местной публичной службы являются: Закон о местной публичной службе (1951 г.), Закон о занятых в сфере публичного образования (1949 г.), Закон о местном публичном предприятии (1952 г.), Закон о трудовых отношениях на местном публичном предприятии (1952 г.). Местная публичная служба также подразделяется на "обычную" и "особую". На "особой службе" состоят избираемые должностные лица, их секретари, а также лица, находящиеся на временных должностях. На "обычной службе" состоят все остальные служащие, включая сотрудников образовательных учреждений и местных органов полиции.

Заметим, что в ряде случаев оказывается непросто разделить служащих одного и того же ведомства на государственных (кокка комуин) и муниципальных (тихо комуин). Проиллюстрируем это на примере органов полиции. Все сотрудники Главного полицейского управления и управления полицейских округов относятся к государственным служащим и соответственно попадают под действие Закона о государственных служащих (1947 г.). Сотрудники полиции префектуры в званиях от младшего директора полиции и выше относятся к государственным служащим, а в званиях от старшего инспектора полиции и ниже - к муниципальным служащим, деятельность которых регулируется в соответствии с Законом о местной публичной службе (1951 г.). От того, на какой службе - государственной или муниципальной - состоит полицейский, зависит его правовой статус.

Нормальное функционирование местной публичной службы обеспечивают создаваемые на местном уровне комиссии по делам персонала. Эти комиссии создаются в префектурах, а также в крупных городах. При проведении экзаменов они могут сотрудничать с Советом по делам персонала, а также передавать свои полномочия другим органам и учреждениям.

§ 5. Нормативные акты органов управления

Реализуя свои полномочия, органы исполнительной власти и местного самоуправления, принимают соответствующие нормативные подзаконные акты.

Кабинет министров издает правительственные указы. Наиболее важные правительственные указы именуются шейрей, остальные - мейрей. Все правительственные указы согласно Конституции (ст. 74) подписываются компетентными государственными министрами и контрассигнуются премьер-министром.

Значительная часть актов управления - это многочисленные приказы министров. Цунэо Инако отмечает, что "огромный объем подзаконных актов серьезно затруднил понимание гражданами не только административного права в целом, но даже и тех законов, которые непосредственно регламентируют их жизнь и профессиональную деятельность". Различные органы (комиссии, агентства и т. д.), функционирующие при правительстве, могут принимать общеобязательные нормативные акты - правила.

Кроме того, министры, руководители бюро, департаментов и другие должностные лица издают ведомственные циркуляры. Они, как правило, не являются источниками права, поскольку не содержат новой нормы и интерпретируют для нижестоящих должностных лиц положения законов и подзаконных актов. Ведомственные циркуляры могут быть оспорены в суде.

При принятии нормативных актов административными органами существенное значение имеет мнение, высказываемое по этому поводу консультативными органами, формируемыми при органах управления. В их состав входят видные политические деятели, представители предпринимательских кругов, ученые и др. Члены консультативных органов, как правило, назначаются самими административными ведомствами.

При одном органе управления может формироваться до нескольких десятков консультативных советов (при канцелярии премьер-министра их создано 51, при министерстве финансов - 17, при управлении экономического планирования - 2 и т. д.). В ряде случаев при принятии решений от органов управления требуется учитывать общественное мнение. Например, при издании приказа о повышении платы за электроэнергию. В Японии электроснабжение находится в руках частных компаний и при повышении платы за электроэнергию необходимо получить разрешение министра внешней торговли и промышленности. В Законе об электроэнергетике устанавливается, что для принятия такого решения министр "должен создать консультативное совещание и заслушать мнение широких кругов", "обязан провести публичное слушание". Участники проводимых Министерством внешней торговли и промышленности консультативных совещаний в различных городах страны подбираются соответствующими префектуральными ведомствами так, чтобы число сторонников и противников повышения цен на электроэнергию было примерно равным.

Не следует переоценивать реальное влияние таких консультативных советов на процесс принятия управленческих актов. Чаще всего их основное предназначение сводится к формальной демократизации механизма административного нормотворчества.

Муниципальные собрания в пределах своей компетенции, определенной Законом о местном самоуправлении, принимают локальные нормативные акты - положения (дзерей). В них моуг устанавливаться даже уголовно-правовые санкции (максимальное наказание за нарушение норм дзерей - лишение свободы сроком до двух лет). Муниципальные правительства принимают локальные правительственные указы. Свои правила задают исполнительные органы муниципалитетов. Акты мэра (старосты) именуются кисоку.

Акты органов местного самоуправления не должны противоречить нормам, издаваемым центральными властями. В противном случае они признаются недействительными (ст. 14, 15 Закона о местном самоуправлении).

Помимо нормативных актов, принимаемых в процессе реализации соответственных полномочий, органы управления могут издавать нормативные акты в порядке делегированного законодательства. Парламент, по смыслу ст. 73 Конституции, может передать осуществление своих нормотворческих полномочий кабинету. С одной стороны, в этой статье Конституции говорится о том, что издание правительственных указов осуществляется "в целях проведения в жизнь положений настоящей Конституции и законов". С другой стороны, в этой же статье установлено, что в правительственных указах не могут содержаться статьи, предусматривающие уголовное наказание иначе как с разрешения соответствующего закона", что, по существу, означает косвенное закрепление практики делегированного законодательства. Правомерность делегированного законодательства подтверждается также ст. 11 Закона о кабинете министров: "Правительственные указы не могут налагать обязательства или ограничивать права, если это не предусмотрено законом".

Практика законотворчества в Японии со всей очевидностью показала, что в современных условиях практически невозможно обойтись без делегированного законодательства.

Делегирование парламентом своих законодательных полномочий должно быть конкретизировано указанием срока, на который полномочия передаются, а также круга лиц - получателей делегированных полномочий. Верховный суд Японии в своем решении от 13 мая 1952 года подтвердил этот принцип, запретив предоставление исполнительной власти carte blanche в отношении нормотворчества в конкретной сфере государственного управления.

В зависимости от своего содержания акты делегированного законодательства либо вступают в силу после их издания кабинетом министров и на ближайшей сессии парламента утверждаются резолюцией обеих палат, либо вступают в силу только после утверждения парламентом, либо вообще не подлежат утверждению и представляются депутатам парламента только для информации (списком).

Что касается нормативных актов, которые не подлежат парламентскому утверждению, они в принципе должны издаваться только на основании законов, ранее принятых парламентом. Однако в своей практической деятельности кабинет часто не придерживается этого ограничения. В ряде случаев правительство идет на издание нормативных актов до принятия парламентом уполномочивающего закона.

Предметы делегированного законодательства могут быть самыми разными. Так, в Законе о контроле за загрязнением воды канцелярия премьер-министра наделяется правом устанавливать своими ордонансами стандарты чистоты воды. В соответствии с Законом о внешней торговле и валютном контроле для осуществления внешнеторговой операции экспортер должен получить в Министерстве внешней торговли и промышленности лицензию "в порядке, определенном правительственным указом". Антимонопольное законодательство предусматривает делегирование определенных полномочий Комиссии по справедливой торговле, которая реализует их через издание своих правил, директив и извещений.

Делегированное законодательство может затрагивать даже основные права человека. Так, в ст. 102 Закона о государственных служащих устанавливается запрет для государственных служащих на участие в политической деятельности под угрозой лишения свободы сроком до трех лет. Однако само понятие "участие в политической деятельности" в Законе не определяется. Определение было дано в подзаконном акте, изданном Советом по делам персонала. Правомерность нормирования порядка реализации политических прав и свобод в подзаконных актах рассматривалась в порядке конституционного контроля. Верховный суд в этом случае признал конституционным соответствующий акт Совета по делам персонала.

В некоторых случаях Верховный Суд в порядке конституционного контроля признает акты делегированного законодательства противоречащими конституции. Так было, например, с изданным в соответствии с Законом о сельскохозяйственных землях нормативным актом, который в значительной мере ограничивал право продавать землю.

§ 6. Контроль за законностью в сфере государственного управления

Организация и осуществление контроля за соблюдением законности в области государственного управления в Японии зависят от целого ряда факторов, важнейшими из которых являются характер политического режима, культурные и правовые традиции японского общества, открытость и гласность государственного управления.

Политический контроль за деятельностью администрации. Центральным звеном в механизме политического контроля является парламент, правомочный контролировать деятельность государственной администрации различными способами: постановка вопроса о доверии, интерпелляция, принятие государственного бюджета, устные и письменные вопросы к министрам, создание комиссий по расследованию деятельности административных органов и др.

Конституция 1947 г. закрепила принцип парламентской ответственности правительства, в соответствии с которым кабинет должен обязательно пользоваться доверием большинства членов парламента и осуществлять свою деятельность сообразно с его мнением. Японская юридическая наука исходит из того, что парламент, осуществляя контроль за деятельностью правительства, реализует принцип народного суверенитета, поскольку Палата представителей, перед которой отвечает кабинет, формируется на основе всеобщего избирательного права.

Парламенту принадлежит право подвергать критике деятельность правительства и выражать свое отношение к нему путем принятия и отклонения вотума доверия.

Основная идея рассмотрения парламентом резолюции о недоверии правительству состоит в том, чтобы в связи с обсуждением в парламенте какого-либо вопроса оценить правильность политики кабинета по данному вопросу. Внесение резолюции о недоверии сопряжено со сложной процедурой. Так, депутаты, желающие внести проект резолюции на обсуждение, должны представить председателю Палаты представителей проект самой резолюции вместе с письменным обоснованием и заручиться поддержкой не менее 50 депутатов.

Часто используемым методом контроля парламента за деятельностью правительства является интерпелляция, которая представляет собой особую форму запроса депутата парламента к членам кабинета министров. Интерпелляция передается через председателя палаты и содержит запрос о деятельности члена правительства или возглавляемого им министерства или ведомства. Депутат может потребовать в интерпелляции объяснения и от премьер-министра, если вопрос касается общей политики правительства. От обычных запросов интерпелляция отличается тем, что, во-первых, влечет за собой общие прения и, во-вторых, содержит в себе политическую санкцию, поскольку прения заканчиваются голосованием и принятием резолюции, в которой выражается удовлетворение или неудовлетворение палаты данным объяснением правительства.

Финансовый контроль за деятельностью администрации осуществляется Ревизионной палатой.

Особенности судебного контроля за деятельностью публичной администрации. Механизм судебного контроля за деятельностью публичной администрации в Японии был полностью перестроен сразу же после окончания Второй мировой войны. До этого в стране существовала предусмотренная Конституцией Мэйдаи система административных судов, функционировавших в соответствии с процессуальным законодательством, заимствованным из романо-германского права.

Оценивая эффективность системы административных судов довоенного периода, следует заметить, что круг споров, подведомственных административным судам, был значительно сужен. При этом судам общей юрисдикции было запрещено рассматривать дела о законности актов органов исполнительной власти Такая ситуация привела к тому, что значительная часть управленческих отношений была выведена за рамки действия судебного контроля.

Конституция 1947 года закрепила (ст. 76): "Вся полнота судебной власти принадлежит Верховному суду и таким судам низших инстанций, какие будут учреждены законом. Не могут учреждаться никакие особые суды. Административные органы не могут осуществлять судебную власть с правом вынесения окончательного решения".

Суть послевоенной реформы не сводится к механическому переходу от континентальной модели судебного разрешения споров в сфере управления (под спорами в сфере государственного управления в японском законодательстве понимаются споры в связи с налогообложением, в связи с получением лицензии, споры, касающиеся общественных работ, споры о границах между государственными и частными земельными участками, споры, возникающие в результате деятельности полиции и др.) к модели англосаксонской. Передача таких споров под юрисдикцию общих судов сопровождалась созданием специальной процедуры судебного разбирательства.

Принятый в 1948 году Закон о процедуре рассмотрения административных дел предусматривал разрешение административных споров по нормам гражданского процесса с вкраплением некоторых специфических правил, отражающих административно-правовые особенности рассматриваемых споров. Уже вскоре после принятия этого закона стала очевидна несостоятельность избранной модели. И в 1962 г. был принят новый Закон о процедуре рассмотрения административных дел, продолжающий оставаться до сих пор основным источником права по данному вопросу.

По Закону о процедуре рассмотрения административных дел круг лиц, обладающих правом подачи иска об отмене меры, предпринятой административным органом, не ограничивается только теми, чьим правам был нанесен непосредственный ущерб. Он включает и "лиц, получающих законную выгоду" в результате отмены меры. Это вызвано тем, что современное государственное управление затрагивает интересы многих людей. Судебная практика идет в направлении расширения категории "лиц, получающих законную выгоду". Например, некоторые местные суды, рассматривая иски о разрешении административными органами повышения платы за проезд в автобусе, признают в качестве истцов лиц, проживающих вдоль автобусного маршрута.

Предусмотрена возможность подачи в суд четырех основных видов исков в связи с административными спорами (ст. 2 Закона о процедуре рассмотрения административных дел):

1) иск "кококу";

2) иск "тоджиша";

3) actiopopularis;

4) иск по спору между организациями и учреждениями.

Первые два вида исков в японской административно-правовой доктрине определяются как субъективные иски, имеющие основной целью защиту прав, свобод и законных интересов сторон. Два последние вида - объективные иски, нацеленные в первую очередь на точное исполнение законодательных предписаний. Объективные иски принимаются судами к рассмотрению только при наличии соответствующих указаний в законе. Под исками "кококу" понимают следующие виды исков:

1) об отмене правового предписания;

2) о признании административного акта ничтожным и недействительным;

3) о признании бездеятельности администрации незаконной.

Иск об отмене правового предписания может быть подан в течение трех месяцев с момента появления обжалуемого предписания.

Иск "тоджиша" представляет собой иск, подаваемый в связи со спором, который возник между двумя сторонами по вопросу, имеющему публично-правую, а не гражданско-правовую природу, что и отличает его от обычного гражданско-правового иска (например, споры в связи с проведением общественных работ, споры о границах между государственными и частными земельными участками и др.).

Народный иск - actio popularis - может быть подан только в специально установленных законом случаях. Он предполагает, что лицо, обращающееся в суд с иском об исправлении незаконного акта административного органа, само не имеет непосредственного юридического отношения к существу иска. Так, в соответствии со ст. 203, 204, 207 и 208 Избирательного закона избиратель может подать в суд иск о нарушении администрацией избирательной процедуры.

Наконец, примером иска по поводу спора между организациями и учреждениями может служить предусмотренный Законом о местном самоуправлении (ст. 176) иск по поводу спора между префектом (мэром, старостой) и местным собранием соответствующего уровня.

Закон о процедуре рассмотрения административных дел 1962 г. укрепил позиции административного органа в качестве ответчика, предусмотрев, что даже в случае признания судом обоснованности требований истца о приостановке исполнения административного решения суд может отклонить исковое заявление, если полагает, что приостановка исполнения решения окажет значительное воздействие или создаст угрозу такого воздействия на "общественное благосостояние". Кроме того, если суд принял решение о приостановке исполнения административного решения, он обязан отменить свое решение в случае возражения премьер-министра. Даже в том случае, когда решение административных органов является очевидно противоправным, но его отмена может нанести значительный ущерб "общественному благосостоянию", суд может отклонить требование истца с одновременным признанием оспариваемого решения противоправным при условии предварительного рассмотрения размера ущерба, наносимого истцу этим решением, степени и способа компенсации или предотвращения этого ущерба и т. д. В этом случае истец обращается с заявлением о компенсации ущерба в соответствии с Законом о государственных компенсациях.

Особенности конституционного контроля за деятельностью публичной администрации. Конституция 1947 г. наделяет Верховный суд правом определять конституционность любого закона, приказа, предписания или другого официального акта (ст. 81). Законом об организации Верховного суда установлено, что дела о соответствии или несоответствии административных актов конституции рассматриваются только полным составом Верховного суда (15 членов, включая Главного судью). Ряд японских юристов-исследователей подвергают сомнению совместимость принципа судебного верховенства с предусмотренной конституцией парламентской формой правления. Так, например, профессор Кадзуо Каваи пишет по этому поводу: "С теоретической точки зрения этот принцип поднимает ряд проблем, поскольку, наделяя суды правом решать вопрос о конституционности любого закона, приказа, положения и официального акта, данный принцип приобретает тенденцию к установлению верховенства судов. Это может быть логичным для американской формы правления с ее разделением полномочий, но этот принцип довольно трудно совместить с принципом парламентского верховенства, который обусловлен в Японии конституционным положением о том, что парламент является высшим органом государственной власти".

Такая позиция предоставила некоторым ученым-юристам и членам Верховного суда предлог для оправдания отказа высшей судебной инстанции объявить неконституционными ряд актов государственных органов, принятых в нарушение конституции. "Верховный суд, - пишет профессор Маки, - постоянно отказывается объявлять законодательные и исполнительные акты неконституционными. Говоря в общем, его аргументы по этому вопросу сводятся к следующему: признание неконституционности актов явилось бы нарушением принципа разделения властей, так же как и доктрины верховенства законодательной власти; действенным средством против законодателя, не придерживающегося полностью конституционности, является политическое участие, то есть суверенный народ может высказать свое суждение о парламенте и о кабинете посредством голосования".

Обжалование административных актов в органах исполнительной власти (административное обжалование). В соответствии с Законом о рассмотрении несогласия с действиями административных властей (ст. 4) все административные акты могут стать предметом обжалования в органах исполнительной власти, за исключением административных актов, составляющих так называемый "особый предмет регулирования".

Жалобы (в соответствии с Законом о рассмотрении несогласий с действиями административных властей термин "жалоба" заменен термином "заявление несогласия"), направляемые в органы исполнительной власти могут быть объединены в две группы:

1) жалобы, предусмотренные Законом о рассмотрении несогласий с действиями административных властей;

2) жалобы, подаваемые в соответствии с различными специальными законами. Как известно, в послевоенный период в Японии по американскому образцу начали создаваться многочисленные административные комиссии. В законах об образовании таких комиссий, как правило, закрепляется специальный порядок обжалования принимаемых ими решений.

Наличие общей и специальной процедур административного обжалования создает многочисленные сложности для лица, обращающегося с жалобой (в какой орган жалоба подается, каков порядок ее рассмотрения и т. д.). В соответствии со ст. 57 Закона о рассмотрении несогласий с действиями административных властей административный орган, издавший предписание, ставшее предметом жалобы, обязан дать исчерпывающую информацию о порядке подачи жалобы: подведомственность жалобы, в течение какого срока она может быть подана и т.д.

Вплоть до принятия в 1962 г. Закона о процедуре рассмотрения административных дел действовало правило, по которому обратиться с иском в административный суд можно было только после подачи жалобы в компетентный вышестоящий административный орган. Смысл этого правила состоял прежде всего в том, чтобы снизить по возможности, нагрузку на административные суды. Сейчас это предписание не действует. Подача административной жалобы в компетентный .орган исполнительной власти возможна, но административное обжалование не является больше обязательным условием подачи иска в суд. По общему правилу, заинтересованное лицо может сначала подать административную жалобу и уже затем в случае ее неудовлетворения обратиться с иском в суд, но может направить иск в суд сразу же, минуя этап административного обжалования.

Примирительные процедуры и урегулирование споров в сфере государственного управления. Характерной особенностью правоприменения в Японии является освященное конфуцианской традицией отрицательное отношение всех слоев японского общества к решению споров публично, в судах.

Р. Давид в своем исследовании "Основные правовые системы" категорично утверждает: "Обращение в суд для удовлетворения претензии, которую право объявляет законной, мало отличается в Японии от вымогательства. По мнению японцев, понятие субъективного права обезличивает человеческие отношения, оно ставит всех людей в положение равенства вопреки иерархическому порядку, который, согласно доктрине конфуцианства, являющейся основой японской традиции, существует в природе".

Ведущую роль, как и прежде, продолжают играть традиционные формы примирительного посредничества и полюбовного улаживания споров. Японцы продолжают упорно придерживаться старых традиций, несмотря на коренные изменения условий их существования. Даже в случае дорожно-транспортного происшествия пострадавший или его родственники стараются не обращаться в суд, а прибегают к услугам опытного посредника. Им может быть, например, вышедший на пенсию полицейский чиновник, компетентный в разрешении подобного рода дел.

Разумеется, склонность японцев к полюбовному решению споров не следует переоценивать. В ряде случаев нежелание японцев обращаться в суд объясняется не традиционными установками, а такими причинами, как перегруженность японской судебной системы, непомерная продолжительность процессов в судах первой инстанции, которые нередко тянутся многие годы.

Один из видов мировых соглашений - едан - относится к досудебной стадии. Прежде чем пойти на обращение в суд, японец ищет посредников для урегулирования конфликтов. Чаще всего конфликт гасится именно на этой стадии.

Для разрешения споров в сфере государственного управления в этих целях используется процедура так называемого административного консультирования, суть которой сводится к следующему. Лица, считающие, что их права ущемлены действиями органов администрации, подают соответствующие письменные заявления в территориальные офисы Департамента административного надзора не зависимого Агентства по административному менеджменту. Для охвата системой административного консультирования всей территории страны Генеральный директор Агентства по административному менеджменту назначает специальных административных консультантов, осуществляющих свою деятельность в городах и сельских населенных пунктах по всей стране. Численность таких консультантов превысила 4,5 тысяч человек.

Получив жалобу, сотрудник Департамента административного надзора направляет обращение в орган, на действие которого поступила жалоба. Такое обращение не имеет обязывающей силы, оно лишь побуждает административный орган к устранению причин жалобы и полюбовному разрешению конфликта. Сам же административный консультант выступает в роли посредника между лицом, обратившимся с жалобой, и административным органом.

Если конфликт не удается уладить на досудебной стадии, жалоба подается в суд. Но и в ходе судебного разбирательства идея примирительного посредничества продолжает господствовать. В соответствии с Гражданско-процессуальным кодексом (ст. 136) судья в ходе процесса должен постоянно стремиться к тому, чтобы привести стороны к примирению. Наилучший исход дела - отказ от иска и полюбовное соглашение. Отказа от иска удается добиться даже Верховному суду.

Другой мировой процедурой является шотей, в соответствии с которой стороны, обратившись в суд, могут просить не вынесения решения, основанного на законе, а создания примирительной комиссии, которой поручается предложить сторонам возможное мировое соглашение. Как правило, в состав примирительной комиссии входят два посредника и судья. Однако судья не участвует в заседаниях, чтобы не создалось впечатления, что на самом деле спор решен судебной властью.

< Попередня   Наступна >
 
Авторизація
Пошук