Головна Наукові статті Правоохоронні органи ЗАДАЧИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ПО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ И ПРОФИЛАКТИКЕ ПРОЯВЛЕНИЙ РЕЛИГИОЗНОГО ЭКСТРЕМИЗМА

ЗАДАЧИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ПО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ И ПРОФИЛАКТИКЕ ПРОЯВЛЕНИЙ РЕЛИГИОЗНОГО ЭКСТРЕМИЗМА

Наукові статті - Правоохоронні органи
879

НЕГОДЧЕНКО А.В.,

доктор юридических наук, професор, ректор Днепропетровского государственного университета внутренних дел

НАРИЖНЫЙ Ю.А.,

кандидат философских наук, доцент, доцент кафедры истории государства и права Днепропетровского государственного университета внутренних дел

ЗАДАЧИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ПО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ И ПРОФИЛАКТИКЕ ПРОЯВЛЕНИЙ РЕЛИГИОЗНОГО ЭКСТРЕМИЗМА

Экстремизм – один из тех факторов, который дестабилизирует жизнь общества и подрывает устойчивость развития государства. Для многонациональной и поликонфессиональной Украины экстремизм, паразитирующий на религиозных или этнических основаниях, особенно опасен. За последние 17 лет мы могли убедиться, что межконфессиональный мир, мирное межэтническое взаимодействие, баланс между традицией и инновацией, в том числе в социокультурной среде, являются важными факторами сохранения украинского государства. Отсюда очевидна взаимная ответственность государства и конфессий, чиновников и экспертов. Интерес государственной власти к проблемам экстремизма продиктован осознанием масштаба проблемы [1-5]. При этом экстремизм религиозный – только часть этой проблемы.

О том, что религиозный экстремизм уже перешагнул границы храмов, свидетельствует пресса. В самый канун праздника Пасхи 21 апреля 2008 г. произошло событие из ряда вон выходящее. Вербное воскресенье в храме Гроба Господня в Иерусалиме закончилось дебошем: сначала подрались священники армянской и греческой православных церквей, а потом сцепилась и их паства. Причина конфликта – верующие хотели провести как можно больше времени у гроба Христа. Как сообщают очевидцы, потасовка началась с того, что армянский священник отец Баграт затеял драку с греческим священником Зэофилосом III. Так армянин решил объяснить, ч

то место у Гроба Господня пора уступить. В результате потасовки греческого священника вытолкали на улицу. В драку вовремя вмешались израильские полицейские, находившиеся поблизости. Они и разняли дерущихся. Однако на этом инцидент не исчерпался: верующие набросились на полицейских с пальмовыми ветвями – символами мира и благолепия. Двоих армян, особенно усердно махавших пальмами, забрали в участок, «для проведения следственных мероприятий». Вслед за задержанными к полицейскому участку подтянулась толпа армян и устроила у входа митинг протеста. Стычки между прихожанами и священнослужителями разных конфессий в иерусалимских храмах стали недоброй традицией на Святой земле. В 2007 году во время рождественских празднеств греческие и армянские священники тоже затеяли потасовку. В 2004 г. здесь сцепились православные и католики, пострадали несколько десятков человек: священники, прихожане и полицейские. В 2002 г. подрались эфиопские и коптские христиане, монахи метали друг в друга камни, железные прутья и стулья. Судя по этим инцидентам, в современных условиях религиозное противостояние не устраняют уже ни великие христианские праздники, ни идейная близость религиозных конфессий. Чего же тогда можно ожидать от представителей противоборствующих культов?!

При анализе экстремизма следует выделить его типы и стадии эскалации. Экстремизм имеет три степени развития, или три стадии эволюции: стадия теоретической разработки, стадия распространения СМИ, стадия создания экстремистских организаций и их деятельность. Возникает он на очень глубоком уровне научных изысканий, которые, на первый взгляд, имеют невинный характер теоретических умозаключений. Скажем, вроде бы безобидная, простая вещь – школьный учебник. Но от того, как в нем изложены наиболее «острые» и спорные события и факты, зависят настроения не только в школе, но и в обществе в целом. Для Украины такими событиями являются Голодомор, деятельность УПА, принадлежность Крыма и др. Экстремизм рождается на этом первом уровне научных интеллигентских изысканий. На втором этапе эволюции экстремизма вступают в действие СМИ. Информационные акции провокационного характера неизбежно приводят к вспышкам ненависти и экстремизма, что, в свою очередь, создает почву для третьей стадии экстремизма – террористической. Соответственно, средства противодействия проявлениям экстремизма, используемые на каждом этапе, имеют свою специфику. Если на первом этапе должны активно работать аналитики, то на третьем эту проблему решают правоохранительные органы.

Определенные сложности при анализе экстремизма вызывает конфликт интерпретаций. При анализе религиозного экстремизма неизбежно употребляется понятие «фундаментализм». Давать определение «религиозного фундаментализма», «экстремизма на религиозных или национальных основаниях» можно в разных системах ценностей. Политологический подход, из которого вырастает и правовая квалификация, диктует один тип описания фундаментализма и экстремизма. В религиозной системе ценностей понятие фундаментализма получает совершенно иное наполнение и описание, а существование религиозного экстремизма вообще может быть поставлено под сомнение. Правовые коллизии возникают именно из-за смешения подходов и систем координат. В этом случае проигравшей стороной оказывается государство и рядовые граждане, потому что законы существуют, но они не работают.

Религиозный экстремизм – это идеология и практика некоторых течений, групп, отдельных деятелей в конфессиях и религиозных организациях, которая характеризуется приверженностью крайним толкованиям вероучения и методам действия по реализации поставленных целей, распространением своих взглядов и влияния. В значительной мере это является реакцией наиболее фанатичных приверженцев религии на процесс секуляризации, сопровождающейся ослаблением влияния религии на различные стороны общественной жизни, приспособлением религиозных институтов к изменениям, происходящим в обществе, модернизацией догматики и культа, что в собственно конфессиональной среде может носить как внутриконфессиональный, так и межконфессиональный характер. Приверженцы религиозного экстремизма выступают против руководства религиозных объединений, занимающего лояльную позицию по отношению к государству и принимающего происходящие в обществе перемены, против единоверцев, не разделяющих их крайних взглядов, а также против других конфессий и религиозных направлений, видя в них угрозу своей идентичности и препятствие к распространению своей веры. В этом плане религиозный экстремизм часто смыкается с клерикализмом и религиозным фундаментализмом, принимая последний в качестве своей идеологической платформы. Однако отождествлять их нельзя, поскольку фундаментализм, как и клерикализм, далеко не всегда проявляется в экстремистских формах. Характерные черты религиозного экстремизма – крайняя нетерпимость к инакомыслию, ко всем инаковерующим и особенно к неверующим, проповедь своей исключительности и превосходства над окружающими, ксенофобия.

Религиозный экстремизм проявляется не только в религиозной среде. Он часто бывает направлен против светского государства, существующего общественного строя, действующих в нем законов и норм, в частности регулирующих государственно-конфессиональные отношения, в наиболее крайних формах ориентируясь на теократическое правление. Религиозный экстремизм имеет проявления в сфере политики, культуры, межнациональных отношений. В этих случаях он выступает в качестве религиозной мотивации или религиозного идеологического оформления экстремизма политического, националистического и т.д. Лозунги, призывы, идеологические акции экстремистских религиозных организаций обращены, как правило, не к разуму, а к чувствам и предрассудкам людей, рассчитаны на некритическое, эмоциональное восприятие, слепую приверженность к обычаям и традициям, на эффект толпы. А действия, порой крайне жестокие, направлены на то, чтобы сеять страх, подавить противника психологически, вызвать шок в обществе. Социальную среду религиозного экстремизма составляют в основном маргинальные и обездоленные слои и группы общества, испытывающие чувство неудовлетворенности своим положением и неуверенности в будущем, опасения подрыва или утраты своей национальной или конфессиональной идентичности. Религиозный экстремизм, как и другие формы экстремизма в обществе, порождают социально-экономические кризисы и такие их последствия, как безработица и резкое падение жизненного уровня людей, социально-политические деформации и потрясения, создающие пропасть между властью и большими группами населения, национальный гнет и дискриминация, исторические обиды и религиозная рознь, стремление социальных, политических и этнократических элит и их лидеров использовать религиозный фактор для достижения своих корпоративных целей и удовлетворения личных политических амбиций.

Экстремизм традиционных религий. Нельзя говорить о религиозном экстремизме и исследовать его, если остаются какие-то закрытые, неприкасаемые области и субъекты. Сейчас, чаще всего по умолчанию, получается, что экстремизм есть везде, кроме традиционных конфессий, исключая, конечно, ислам, которому «больше всех достается». Представители традиционных религий в своих выступлениях также часто стоят на грани экстремизма. Например, некоторые православные организации выступают за восстановление монархии в России, прекрасно понимая, что для этого нужно изменить конституционный строй. Отголоски этой политической борьбы доносятся и в Украину. Одна из наиболее важных причин роста экстремистских настроений – политизация церковной жизни.

К экстремистски настроенным религиозным культам следует отнести прежде всего ВББ, православные братства, группы «воинствующих атеистов». Анализ писем в газеты, проведенный рядом журналистов, свидетельствует о том, что наиболее агрессивно настроенными оказались три группы украинских читателей: члены Великого Белого Братства (ВББ), атеисты и члены православных братств УПЦ (МП). «Воинствующие атеисты» недовольны тем, что в пре-ссе мало публикуют «разоблачительных» и «критических статей», что современная пресса стала «беззубой», ни с кем не борется. Члены ВББ весьма агрессивно относятся к любым критическим публикациям в их адрес, они выражают крайнее недовольство даже объективной информацией о них, при этом они угрожают авторам статей Страшным судом и адскими муками. Деятельность ВББ в 90-е годы нужно квалифицировать как сектантский экстремизм. Крайнюю степень агрессивности проявляют представители Союза Православных Граждан (СПГ), православных братств, созданных при приходах УПЦ (Московского Патриархата). Настроенные крайне консервативно, члены братств подвергают резкой критике даже высших иерархов Русской православной церкви во главе с патриархом Алексием II, поскольку даже он, по их мнению, недостаточно ортодоксален. Фанатично настроенные «братья» строго контролируют публикации в СМИ, выполняя функции своеобразной цензуры. Они исполнены уверенности в собственной непогрешимости, превосходстве, исключительности, а их письма отличаются агрессивной риторикой. Практикуют они и анонимные звонки неугодному автору с вполне конкретными угрозами. Деятельность православных братств дает основания говорить о феномене православного экстремизма. Православие как религиозное учение в последнее время неизменно теряет свою привлекательность: многие этнические украинцы и русские, порвав с православным христианством, переходят в состав многочисленных протестантских культов, объединений неоязыческого толка, зачастую и вовсе теряют связь с какой бы то ни было религией. Эти объективные процессы, затрагивающие в первую очередь население центральной, восточной и южной Украины, в значительной степени способствуют уменьшению социальной базы православия. Все это в конечном итоге создает питательную среду для возрождения и дальнейшего развития экстремистских идей религиозно-националистического толка. Носители экстремистской идеологии утверждают, что источник зла заключается в засилье иноверцев или в отступничестве от веры отцов, и быстро завладевают умами части православного населения.

Эти настроения, получившие распространение в России, находят почву и в Украине. Именно об этом свидетельствует деятельность православных братств. В 90-е годы, на первых этапах противостояния православных церквей в Украине, эти братства активно использовались в качестве боевых отрядов, захватывающих храмы, устраивающих провокации, потасовки, блокирующих крестные ходы, шествия и другие мероприятия соперников. Впоследствии руководство УПЦ (МП) часто оказывалось в крайне неудобном положении, так как не решалось во всеуслышание осудить экстремистские действия своих подопечных, дабы не отпугнуть от себя значительную часть единоверцев. Более того, временами оно вынуждено было даже заигрывать с экстремистами, закрывать глаза на высказывания и действия, явно несоответствующие толерантному духу официального православия. В Украине до создания «православных военно-патриотических лагерей» для молодежи, действующих под прикрытием церкви (как, например, в России), дело не дошло, однако психологическую подготовку ядро православных украинских братств получило достаточно хорошую. Поэтому отрадным фактом является то, что в декабре 2007 г. года поместный собор УПЦ (МП) дал, наконец, критическую оценку деятельности этих братств, осудил экстремистские позиции их руководителей и заявил, что церковь призывает верующих отказаться от чрезмерной политизации религиозной жизни. По сути, УПЦ (МП) официально отказалась от «услуг» этой части своих приверженцев.

Следует отметить группы, представляющие «антисектантский экстремизм». Особенно тщательного анализа требует деятельность «антисектантских организаций», созданных в середине 90-х годов под эгидой УПЦ (МП) с целью оказывать помощь пострадавшим от деструктивных (тоталитарных) культов. На самом же деле главной задачей этих организаций стала организация противостояния засилью нехристианских и антихристианских религиозных культов. В Украине создание подобных антисектантских организаций началось после известного судебного процесса над руководителями «Белого Братства» Ю. Кривоноговым и М. Цвигун. Первоначально это были родительские общественные комитеты, члены которых распространяли правдивую информацию о трагедии своих детей, попавших в тоталитарные секты, оказывали друг другу психологическую поддержку и юридическую помощь. При этом часть из них сотрудничала с подобными организациями, созданными под эгидой УПЦ (МП). Постепенно родительские группы перестали существовать, а религиозные набрали силу и перешли в новую фазу развития – они стали «профессиональными» разобла-чителями неправославных религиозных организаций, которым без разбору стали приклеивать ярлыки «тоталитарный» и «деструктивный». В России центром этого «антисектантского движения» стала Российская ассоциация центров изучения религий и сект (РАЦИРС) под руководством А. Дворкина, деятельность которой распространяется и на Украину. Основополагающий принцип деятельности ассоциации следующий: «интенсивный рост религиозных новообразований нарушает сложившийся в стране этноконфессиональный баланс, вызывает возрастание межконфессионального соперничества и недовольства основной части населения». Этот тезис обосновывает необходимость разделения религиозного сообщества на «правых» и «неправых». В первую категорию входят так называемые «традиционные» религии. Все остальные относятся к категории «нетрадиционных». Российская пресса писала, что конфессиональные «сектоведы», активно борясь с «деструктивными» религиями, часто сами создают напряженность и порождают конфликты в религиозной среде. Вызывает недовольство и нарекания принятая ими терминология. В частности, указывалось на то, что термин «секта» некорректен по отношению к новым религиозным объединениям, что в устах экспертов ассоциации он приобретает уничижительный и даже оскорбительный смысл. То, что представители традиционных конфессий, в том числе Украинской православной церкви, называют некоторые другие религиозные деноминации «сектами», можно трактовать как разжигание межрелигиозной розни. Ибо в юридическом плане все религиозные организации, легально действующие на территории Украины, равны перед законом. Таким образом, деятельность так называемых «антисектантских центров», прикрывающихся православием либо научным религиоведением, весьма далека от христианских ценностей и светской науки. Деятельность подобных центров имеет признаки тоталитарной секты, поскольку их активисты сами активно разжигают нетерпимость к представителям других религий.

Определенную почву для развития экстремизма создают процессы клерикализации государства. Государственные чиновники, нарушая закон, могут стать источником межрелигиозных конфликтов. Сегодня наблюдаются опасные тенденции клерикализации институтов государственной власти, отступление от принципов светского государства и государственной системы образования, равной гарантированности свободы совести для всех. Государственные мероприятия не должны сопровождаться религиозными ритуалами и обрядами, однако священники освящают многие мероприятия, помещения государственных органов, чиновники выставляют на своих рабочих местах религиозную атрибутику, фиксируя тем самым свою религиозную принадлежность. Так, в Москве существует часовня и православный приход прямо на территории Мосгорсуда. Некоторые мусульмане отказываются идти в этот суд, так как считают, что исход дела уже предрешен не в их пользу. В здании Верховного Совета Украины по инициативе отдельных депутатов создан храм, где депутаты и сотрудники аппарата могут помолиться. Разумеется, в государственном учреждении светского многоконфессионального государства это недопустимо.

Расовая нетерпимость в Украине. Скинхеды. По данным опроса, проведенного американским институтом WorldPublicOpinion.org, координирующимся Программой по исследованию восприятия международных стратегий Университета Мериленда, дело не такое уж и простое. Изучив мнение жителей 16 стран Северной и Южной Америки, Ближнего Востока, Африки, Азии и Европы, исследователи установили, что в 11 странах большинство людей считает, что в последние годы отношение к представителям различных рас в их странах стало «более толерантным». В остальных пяти странах – Украине, Азербайджане, России, Нигерии и Палестине – большинство жителей придерживаются противоположной точки зрения. С ними согласны и специалисты Государственного института проблем семьи и молодежи Украины, которые в своем исследовании «Расизм и ксенофобия в Украине: как преодолеть стереотипы», проведенном в 2007 г., отметили, что проблема не только существует, но и распространяется, особенно среди молодежи [6].

На взгляд экспертов, вообще ксенофобия и расизм не присущи украинскому обществу. Однако проблема нетерпимости в Украине становится все более актуальной. По данным Киевской прокуратуры, за 2008 год от иностранных граждан, проживающих в Киеве, было получено 72 обращения о совершении относительно них правонарушений. Больше всего – 21 – случаев, связанных с телесными повреждениями. За ними идет хулиганство – 16, и в 10 случаях похищены документы. Также совершено три убийства. За период с 2006 по 2007 годы в правоохранительные органы поступило свыше тысячи сообщений о совершении преступлений относительно иностранцев, по результатам рассмотрения которых возбуждено 116 уголовных дел. Первое резонансное событие произошло в 2002 г., когда после футбольного матча группа парней на почве ксенофобии совершила нападение на Центральную синагогу. В Киеве впервые скинхеды показали свой стиль поведения. Это преступление было раскрыто, и виновные лица понесли наказание. Сейчас управлением угрозыска ведется учет лиц, являющихся членами подобных неформальных группировок. Согласно информации, в столице их зарегистрировано более 400. В Киеве действует несколько молодежных объединений, участники которых исповедуют идеи расовой нетерпимости. Информация о лидерах и финансировании скинхедов находится на стадии накопления. Один из источников, из которых прокуратура получает информацию, – это Интернет. Поскольку в нем отсутствует цензура, информация «лежит на поверхности»: например, если набрать в поисковой системе слова «скинхед Киев», можно найти тысячи ссылок с фамилиями, местами сбора и тому подобными данными. В 2008 г. особое внимание правоохранительные органы Киева уделяли поиску информации о деятельности активистов радикальных группировок из стран СНГ, а также занимались поиском каналов, по которым в Украину поступает литература, пропагандирующая нетерпимость по национальному признаку. Специалисты Государственного института проблем семьи и молодежи исследовали, что ксенофобией больше всего «страдают» две группы – подростки, мировоззрение которых еще не сформировано, и безработная молодежь.

Общие принципы реформирования законодательства о религиозных организациях. Народные депутаты Украины несколько раз пытались внести изменения в законодательную базу о культах, однако пока изменения в закон не приняты. Нужно отметить, что часть парламентариев стремится радикально изменить общие принципы в отношении статуса религиозных организаций – разделить религиозные организации на «традиционные» и «нетрадиционные», нарушив тем самым принцип правового равенства религиозных объединений. Очевидно, что попытки изменить этот конституционный правовой принцип ни к чему хорошему не приведут. Другое дело, что фактические и стартовые возможности у различных религиозных организаций неодинаковые, что вполне нормально. Другая часть депутатов предлагает поправки в законодательство о свободе совести, большинство которых носит хаотичный и казуистический характер, и они, как правило, не согласуются с Конституцией. Например, в преамбуле закона РФ нет прямого разделения религий на «традиционные» и «нетрадиционные». Там делается ссылка на ту историческую роль, которую некоторые религии сыграли в развитии российского общества и государства. На этом основании делается вывод, что они-то и есть традиционные. Но это определение не юридическое, а историко-культурологическое. В Украине все наоборот. В Конституции установлено равенство всех религий перед законом, однако представители некоторых из них, утверждая, что их конфессия является «культурообразующей» и «государствосозидающей», претендуют на закрепление этого историко-культурологического статуса в юридической форме. При этом они ссылаются на конституцию России.

Законодательство о культах. Критерии деструктивности. Большую дискуссию у экспертов-религиоведов, психологов и юристов вызывает проблема юридического закрепления критериев деструктивного характера деятельности религиозных организаций. Большинство специалистов склоняются к мнению, что формальное закрепление в соответствующем законе этих критериев принесет больше вреда, чем пользы. Дело в том, что характеристики деятельности деструктивных организаций оказываются настолько расплывчатыми и многозначными, что их можно обнаружить даже в религиозных организациях вполне безобидных и толерантных. Поэтому, очевидно, критерии деструктивности необходимо определять документами, регламентирующими экспертизу, проверки, контроль деятельности со стороны регистрирующей организации. В качестве основы перечня критериев деструктивности предлагаются следующие.

Государственным органам, правительственным комиссиям, экспертным советам при анализе проявлений деструктивной деятельности, проверках и налогообложении религиозных организаций рекомендуется применять следующие критерии:

Организация не должна принуждать несовершеннолетнего принимать решение относительно вступления в организацию и принятие долгосрочных обязательств, которые влияют на его жизнь.

Организация обязана предоставлять гражданину время для размышления о финансовом и личном обязательствах, что связано с членством в организации.

Организация обязана предоставить своим членам после вступления в организацию возможность общения с семьей и друзьями.

Организация обязана предоставить возможность членам организаций, которые учат-ся в учебных заведениях, завершить образование.

Организация должна обеспечивать следующие права личности:

право безпрепятственно покинуть организацию;

право общаться с семьей и друзьями лично, письменно или по телефону;

право обратиться за независимой консультацией (юридической, психологической, религиоведческой и т.п.);

право обратиться за медпомощью в любое время.

Общая характеристика межрелигиозных отношений и типология религиозного экстремизма в Украине. В разных странах религиозный экстремизм имеет свою специфику. Для современной Украины характерны следующие его типы: исламский, православный, сектантский, антисектантский (связанный с отождествлением неорелигий с тоталитарными культами), этнонациональный (связанный с деятельностью скинхедов, неофашистов). В последние годы степень конфронтации в сфере межрелигиозных отношений значительно снизилась, ситуация нормализуется благодаря началу диалога между представителями Московского и Киевского патриархатов Украинской Православной церкви (УПЦ МП и УПЦ УП). В Украине есть определенный опыт взаимодействия религиозных объединений – уникальный не только для Украины, но и для государств постсоветского пространства. Например, в Одессе представители основных конфессий создали «Общественный совет руководителей религиозных общин» для решения злободневных вопросов – борьбы с алкоголизмом, наркоманией, беспризорностью в регионе. Было принято решение создать юридическую организацию. Возникло своеобразное некоммерческое партнерское объединение. Его представители организовали и провели ряд различных мероприятий, в частности инициировали конференцию по проблемам межрелигиозных отношений. В Запорожье на базе Запорожской государственной инженерной академии ежегодно проводится межрегиональная научно-практическая конференция «Проблемы толерантности в межрелигиозных отношениях», на которой в свободной открытой дискуссии обсуждаются многие острые вопросы, волнующие как верующих, так и представителей государственных и правоохранительных органов, ученых.

Опыт Европейского союза и США. Преподаватели, например Днепропетровского государственного университета внутренних дел (ДГУВД), имели возможность познакомиться с «Программой подготовки офицеров по борьбе с преступлениями, совершенными на почве ненависти», которую в прошлом году презентовал Европейский Союз. Полиция европейских стран, а также США и Канады, имеет спецподразделения, задача которых – предупреждение преступлений, которые совершаются на почве расовой, этнической и религиозной ненависти. Сотрудник МВД Украины получили доступ к материалам Международной базы данных символики тех групп населения, которые чаще всего совершают преступления на почве этнической ненависти: «скинхедов», неонацистов, сатанистов. Важно было узнать о символике этих групп, особенностях их одежды, обуви, атрибутики, поведения, музыки, символики неонацистов в компьютерных играх и др. Полезной оказалась информация о международных связях этих групп, их национальных разновидностях в странах Америки и Европы. Актуальной была информация вотношении технологии расследования полицией фактов осквернения могил и других средств запугивания населения неонацистскими группами, показаны образцы их граффити. Представители Канады и Великобритании имеют достаточный опыт предупреждения межэтнической вражды в школах, университетах, борьбы со слухами, которые вызывают расовую или религиозную вражду. Для полицейских этих подразделений разработаны требования относительно объективности отношения полиции к сторонам межэтнического противостояния, профессионального выполнения своих обязанностей, моральной и юридической ответственности за расследование пре-ступлений на почве расовой и религиозной ненависти. Важным фактором в борьбе с указанными преступлениями является специальная психологическая подготовка полицейских, проверка их на предмет этнической и религиозной толерантности. Известно, что американские службы безопасности внимательно следят за «опасными» датами, в которых совпадают нули, семерки, шестерки, девятки, или те, которые в сумме дают «число зверя» – 666, и др. Так, накануне нового тысячелетия ФБР распространило среди начальников полицейских участков отчет на тридцати двух страницах, в котором представители правоохранительных органов по пунктам инструктировались относительно проявлений религиозного экстремизма. «Проект Мегиддо» предполагал ряд мер противодействия и предупреждения возможных волн насилия со стороны фанатиков, помешанных на религиозных догматах. Накануне 2000 г. для населения страны были поведены мероприятия, снижающие страх перед так называемым Армагеддоном, или концом света. Опыт западных коллег требует серьезного изучения и внедрение в систему профессиональной подготовки сотрудников ОВД.

Опыт Днепропетровского государственного университета внутренних дел (ДГУВД) в деятельности по предупреждению и профилактике религиозного экстремизма. В 2003 г. был получен грант Президента Украины на выполнение исследовательского проекта «Тоталитарные культы в современном социокультурном пространстве Украины: угроза национальному менталитету и государственной безопасности», в ходе реализации которого проведено социологическое исследование тенденций трансформации религиозного сознания молодежи, проведена межрегиональная научно-практическая конференция, подготовлен ряд методических пособий и фильм «Религии Нового века». В текущем году сотрудники университета приняли участие в подготовке проекта изменений в национальном законодательстве относительно деятельности религиозных организаций. В результате этой работы был обобщен опыт предупреждения экстремистской деятельности религиозных организаций.

Подытоживая, следует отметить, что Украине удалось избежать официального юридического разделения церквей на «традиционные» и «нетрадиционные» и тем самым предотвратить жесткое противостояние между «старыми» и «новыми» конфессиями. Это обстоятельство, хотя и вызвало недовольство первых, экстремистских форм не приобрело. Положительное влияние на нормализацию межконфессиональных отношений в Украине оказало отмежевание руководства УПЦ (МП) от экстремистского крыла православных братств, с одной стороны, и начало диалога между представителями Московского и Киевского патриархата Украинской Православной церкви (УПЦ МП и УПЦ УП).

Однако, как и во многих странах СНГ, в Украине существуют различные виды религиозного экстремизма – исламский, православный, сектантский, антисектантский, этнонациональный. Поэтому перед милицией в сфере предупреждения преступлений, совершенных на основе религиозной ненависти, стоят серьезные задачи – содействие совершенствованию законодательства о культах, подготовка кадров, формирование сотрудников ОВД в духе толерантности, организация проведения экспертизы документов и информационных материалов, кон-троль за деятельностью экстремистских организаций и их лидеров и др.

Исходя из вышеизложенного, предлагаем осуществить совместными усилиями следующие мероприятия.

Очевидно, пришло время объединить усилия всех структурных подразделений, нацеленных на противодействие проявлениям религиозного экстремизма, создать в системе МВД, Минюста, СБУ, Генпрокуратуры соответствующие структуры.

Правоохранительным органам необходимо наладить сотрудничество с авторитетными центрами, изучающими деятельность религиозных организаций: Информационно-аналитическим центром по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве при кафедре истории стран Ближнего Зарубежья Исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, Европейской федерацей центров по сбору и распространению информа-ции о деструктивных культах, редакцией журнала «Религия и право».

Целесообразно сформировать межгосударственный реестр религиозных экстремистских организаций и межгосударственный реестр религиозной и экстремистской литературы, разработать процедуру составления реестра и его активного использования для изъятия литературы, пропагандирующей ксенофобию. Задача общества – добиваться не абсолютного изъятия подобной литературы (за исключением особо одиозных книг, вроде «Протоколов сионских мудрецов» или «Майн кампф»), а создавать ситуацию, когда магазин, выставивший подобную литературу, становился бы «неприличным местом» в обществе. С целью противодействия молодежному и религиозному экстремизму целесообразно создание специальных экспертных и лингвистических центров, в которых проводился бы анализ ввозимой и распространяемой литературы религиозного толкования.

Существует потребность в повышении уровня государственной религиоведческой экспертизы и осуществление ее не только на стадии государственной регистрации религиозной организации, но и в последующем. Необходим центр государственной религиоведческой экспертизы с квалифицированными специалистами и широкими полномочиями.

Целесообразно расширить работу по изучению международной Программы подготовки офицеров по борьбе с преступлениями, совершенными на почве ненависти.

В среде парламентариев все чаще звучат требования повысить уровень ответственности за преступления так называемой экстремистской направленности, увеличив срок наказания за них до 5 лет лишения свободы и более.

Было бы целесообразно провести совместными усилиями МВД всех государств, входящих в состав СНГ, международную интернет-конференцию по проблемам противодействия проявлениям религиозного экстремизма.

Введение в учебный процесс средних школ курса «Толерантность», о чем МОН Украины заявило в начале текущего года, способствовало бы повышению культуры межрелигиозных отношений [7].

В завершение следует подчеркнуть, что борьба с экстремизмом, в том числе и религиозным, не должна нарушать конституционные принципы свободы совести, светскости государства, равенства религиозных объединений и граждан вне зависимости от отношения к религии, идеологического многообразия и др.

Список литературы

Про свободу совісті та релігійні організації: Закон України вiд 23.04.1991 р. // ВВР. – 1991. – № 25. – Ст. 283.

Про основи національної безпеки України: Закон України вiд 19.06.2003 р. // ВВР. – 2003. – № 39. – Ст. 351.

Про заходи щодо реалізації державної політики у сфері міжнаціональних відносин, релігій і церкви: Розпорядження Президента України вiд 23.09.2005 р. // Урядовий кур'єр. – 2005. – № 185. – 30 вересня.

Програма діяльності Кабінету Міністрів України "Український прорив: для людей, а не політиків": Затв. Постановою КМ від 16.01.2008 р. // http://zakon1.rada.gov.ua/cgi-bin/laws/main.cgi

Решение о Программе сотрудничества государств-участников Содружества Независимых Государств в борьбе с терроризмом и иными насильственными проявлениями экстремизма на 2008-2010 годы (Душанбе, 5 октября 2007 года) // http://zakon1.rada.gov.ua/cgi-bin/laws/main.cgi

Антисемитизм, ксенофобия и права национальных меньшинств в Украине: хроника // Электронный информационный бюллетень № 2 (ноябрь 2007) // http://www.kngu.org/KongrUkr/12-07/likh-11-07.html

В українських школах запровадять факультативний курс «Толерантність» // http://novynar.com.ua/politics/17007.

 

 

< Попередня   Наступна >
 
Авторизація
Пошук