Головна Наукові статті Міжнародне право ИСПОЛНЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ В СФЕРЕ БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ

ИСПОЛНЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ В СФЕРЕ БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ

Наукові статті - Міжнародне право
643

КУЛИЕВ И.О.,

доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой «Юриспруденция» Национальной Академии Авиации Азербайджана НАБИЕВ Ю.М., аспирант Национальной Академии Авиации Азербайджана

ИСПОЛНЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ В СФЕРЕ БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ

В данной статье исследуются вопросы международных обязательств Азербайджанской Республики в борьбе с преступностью. К международным обязательствам Азербайджанской Республики в сфере борьбы с преступностью относятся общепризнанные принципы, нормы, обычаи международного права, договорные нормы, вытекающие из международных договоров Азербайджанской Республики.

Азербайджанская Республика, являясь демократическим, правовым, светским, унитарным государством с республиканской формой правления, активно участвует в международном сотрудничестве в области применения норм международного уголовного права. Нормы эти складываются в результате обоюдного согласия между суверенными государствами или между государственными органами и организациями, в целях обеспечения мира и безопасности народов, международного правопорядка, прав и свобод человека как от наиболее тяжких международных преступлений против мира и человечества, так и от других преступлений международного характера, предусмотренных в международных соглашениях, конвенциях и иных правовых актах либо в договорах, заключенных между государствами.

Кроме норм, международное уголовное право содержит сумму принципов, носящих общепризнанный характер.

Такого рода общепризнанные нормы и принципы международного права в сфере прав человека содержатся в ряде международных актов (Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1976 г., Междунар

одных пакт о гражданских и политических правах 1976 г., Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. и др.).

Азербайджанская Республика выполняет содержащиеся в них нормы в силу их общепризнанности мировым сообществом. Например, ст. 7 Всеобщей декларации прав человека гласит: «Все люди равны перед законом и имеют право без всякого различия на равную защиту закона».

Это положение относится к общепризнанным принципам международного права, признается Азербайджанским Государством и зафиксировано в ст. 25 «Право на равенство» Конституции Азербайджанской Республики.

При этом конституционная норма трактует принцип равенства шире и детальнее, сохраняя «дух и букву» Декларации. Часть I ст. 25 предельно лаконична: “Все равны перед законом и судом». Часть II посвящена равноправию мужчин и женщин. В соответствии с ч. III ст. 25 государство гарантирует каждому равенство прав и свобод независимо от расы, национальности, религии, языка, пола, происхождения, убеждений, принадлежности к политическим партиям, профсоюзам и другим общественным объединениям. А часть II ст. 26 Конституции Азербайджанской Республики провозглашает, что государство гарантирует защиту прав и свобод каждого.

Применительно к области борьбы с преступностью принцип равенства перед законом находит отражение в ст. 6 Уголовного кодекса Азербайджанской Республики: «Лица, совершившие преступления равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от расы, национальности, отношения к религии, языка, пола, происхождения, имущественного и должностного положения, убеждений, принадлежности к политическим партиям, профессиональным союзам и другим общественным объединениям, а также других обстоятельств».

Самое прямое отношение к принципу равенства имеет принцип справедливости, закрепленный в ст. 8 УК Азербайджанской Республики, который выражается в том, что наказания и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми. Сложность реализации этого требования заключается в том, что справедливость – это категория морально-правовая, связанная с понятием о должном и исторически изменчивыми представлениями об общепризнанных правах человека.

Справедливость представляет собой меру соотнесения действий одних людей с поступками других, содержит требование соответствия между правами и обязанностями, соответствия между деянием и воздаянием, трудом и вознаграждением, преступлением и наказанием. Оценка справедливости проводится по трем параметрам: мера цели, мера средств достижения и мера результата.

Несоответствие в указанных соотношениях оценивается как несправедливость. Несправедливость всегда связана с нанесением ущерба людям, обществу, государству.

Уголовно-правовое восстановление справедливости выражается в заглаживании вины, возмещении материального ущерба и готовности понести заслуженное справедливое наказание.

Становление общепризнанных норм международного права, принципов равенства перед законом, ответственности за вину, справедливости, законности и гуманизма продолжалось в течение длительного периода и прошло несколько этапов: от доктринальных идей до создания процессуальных норм и построения механизма международной уголовной юстиции [1].

Конечно, ни о каком международном праве и уголовной юстиции не могло быть речи в период Мидийского государства, правления Ахеменидов, страны Атропатакан1, государства Селевкидов.

Общепризнанные принципы международного права в доктринальном виде начали формироваться на грани веков – XIX и XX. Примером тому может служить принятое на дипломатических конференциях в г. Гааге (Нидерланды) в 1899 и 1907 гг. международных соглашений относительно законов и обычаев войны, нейтралитета и мирных способов разрешения международных споров. Первая Гаагская конференция в 1899 год приняла три конвенции. Они были пересмотрены второй Гаагской конференцией, принявшей еще десять новых конвенций. В международном праве они известны под порядковыми номерами от первой до тринадцатой. Первая конвенция посвящена вопросам мирного разрешения международных споров; вторая – об ограничении случаев обращения к силе для взыскания по международно-договорным долговым обязательствам; третья – об открытии военных действий; четвертая – о законах и обычаях сухопутной войны; пятая – о правах и обязанностях нейтральных держав и лиц в сухопутной войне; шестая – о положении вражеский торговых судов при открытии военных действий; седьмая – об обращении торговых судов в военные; восьмая – об установке автоматических контактных подводных мин; девятая – о бомбардировке морскими силами во время войны; десятая – о применении к морской войне начал Женевской конвенции о защите жертв войны; одиннадцатая – о некоторых ограничениях в пользовании правом захвата в морской войне; двенадцатая – об учреждении международного призового суда; тринадцатая – о правах и обязанностях нейтральных держав в морской войне.

В 1954 году была принята еще одна конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта.

Указанные Гаагские конвенции являются своеобразным сводом общеизвестных и общепризнанных норм международного права, относящихся к войне, и в силу этого являются обязательными к исполнению Азербайджанским Государством. Они нашли отражение в главе 16 раздел VII Уголовного кодекса Азербайджанской Республики. Представляется, что круг норм и принципов международного права, признаваемых обязательными, следует определять в рамках ст. 1, ч. II ст. 7 и ст. 10 Конституции Азербайджанской Республики. Они подлежат применению на территории Азербайджана при условии, что они не противоречат нормам конституционного права.

Важным источником возникновения международных обязательств государства являются международные договоры. Обязательства Азербайджанского государства возникают и по союзным международным договорам, и когда Азербайджан входил в состав Закавказской Социалистической Федеративной Советской Республики (ЗСФСР) в 1922 – 1936 гг. и когда был союзной республикой в составе СССР с 1936 года.

Так, СССР ратифицировал в 1928 году Женевский протокол 1925 года о запрещении применения на войне удушливых ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств. Союзная ратификация возлагала на все союзные республики обязательства соблюдать международные запреты, содержащиеся в Женевском протоколе 1925 года.

На Азербайджанскую ССР возлагались международные обязательства в связи с Токийским судебным процессом над главными японскими военными преступниками 1946–1948 годов. Международный военный трибунал для проведения этого процесса был учрежден в январе 1946 года на основании Потсдамской декларации и решения Московского совещания министров иностранных дел СССР, США и Великобритании. СССР выступал от имени всех союзных республик.

Государства, вступающие в международные договорные отношения по поводу осуждения международных преступлений, могут представлять интересы и других государств, не ущемляя их суверенитета.

В Токийском трибунале были представлены, кроме стран-победительниц (СССР, США, Великобритания, Франция), еще семь стран (Австралия, Канада, Китай, Нидерланды, Новая Зеландия, Индия и Филиппины).

Трибунал заседал в г. Токио с 3 мая 1946 года по 12 ноября 1948 года. На скамье подсудимых было 28 человек (двое не дожили до приговора, один был признан невменяемым. Среди обвиняемых было 4 бывших главы правительства, 11 бывших министров, два посла и 8 человек высшего командного состава вооруженных сил. Из 25 осужденных 7 было приговорено к смертной казни через повешение, а остальные – к тюремному заключению сроком от 7 лет до пожизненного).

В 2008 году исполняется 50 лет со времени проведения Токийского процесса.

На Азербайджанскую ССР возлагались международные обязательства, изложенные, например, в Договоре между Союзом Советских Социалистических Республик и Германской Демократической Республикой о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, ратифицированный Президиумом Верховного Совета СССР 28 марта 1958 года и Президентом ГДР – 15 марта 1958 года.

Договоры о правовой помощи по уголовным делам были заключены СССР в 1958 году с Чехословацкой Республикой, Болгарией, с Корейской Народно-Демократической Республикой, Польской Народной Республикой, с Румынской Народной Республикой, с Народной Республикой Албанией, с Венгерской Народной Республикой1, с Монгольской Народной Республикой, с Федеративной Народной Республикой Югославией [2].

На Азербайджанскую ССР в полной мере распространялись требования как указа Президиума Верховного Совета СССР от 12 сентября 1958 года «О порядке исполнения решений судов государств, с которыми СССР заключены договоры об оказании правовой помощи» [3], так и постановление №2 Пленума Верховного Суда СССР от 19 июня 1959 года «О вопросах, связанных с выполнением судебными органами договоров с иностранными государствами об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам» [4], «Инструкции о порядке оказания судами и органами нотариата СССР правовой помощи и учреждениям юстиции иностранных государств и о порядке обращения за правовой помощью к этим учреждениям», утвержденной Министром юстиции СССР 28 февраля 1972 года [5, с. 362–380].

В связи с распадом СССР в 1991 году и преобразованием социалистической системы государств указанные обязательства утратили свое значение для Азербайджанской Республики.

Возникла необходимость в коренной перестройке внешних сношений, образовавшихся в результате этого процесса и появления новых независимых суверенных государств, и, прежде всего, в формировании новой международно-договорной системы в области уголовно-правовых отношений.

В этом вопросе на первых порах возникло немало трудностей, т.к. новые государства оказались не готовыми к эффективному сотрудничеству с иностранными государствами в сфере правового взаимодействия в новых условиях, т.к. правовая, договорная, информационная, ресурсная база их функционирования строилась на иных социально-политических реалиях. В последние годы, как и в других странах СНГ, азербайджанское общество столкнулось с кардинальной ломкой сложившихся в советское время традиций, научных доктрин, теорий, точек зрения ученых в области международного и уголовного права.

Традиции сильны своим внутренним единством, сложившимися и ставшими привычными отношениями и взглядами, их широкой распространенностью и другими факторами. С учетом всего достигнутого в области международного сотрудничества Азербайджанской Республике предстоит сформировать новые уголовно-правовые традиции, базирующиеся на современных идеях, доктринах и теоретических достижениях науки уголовного права.

Одним из таких новых теоретических положений является возрождение и рецепция в национальном уголовном законодательстве общепризнанного принципа – договоры должны неукоснительно соблюдаться.

Данный принцип отражен в ч. 2 ст. 7 Конституции Азербайджанской Республики: «В Азербайджанской Республике государственная власть ограничивается во внутренних делах только правом, во внешних вопросах только положениями, вытекающими из международных договоров, участницей которых является Азербайджанская Республика». Кроме того, в ч. II ст. 12 подчеркивается функция и роль международных договоров в реализации высшей цели государства – обеспечении прав и свобод человека и гражданина.

Международные договоры – как это вытекает из конституционных норм – образуют правовую основу международных отношений Азербайджанского Государства, содействуют поддержанию всеобщего мира и безопасности, способствуют развитию международного сотрудничества в соответствии с целями и принципами Устава ООН.

Азербайджанская Республика выступает за строгое соблюдение международных договорных обязательств, вытекающих из соглашений заключенных Азербайджанским государством. Но какое участие государства предполагается для обязательности международных договоров? Венская конвенция «О праве международных договоров» 1969 года предусматривает, что государством участником международного договора признается «государство, которое согласилось на обязательность для него договора и для которого договор находится в силе» [6, с. 322].

В том случае, если государство даже после подписания не ратифицировало (не утвердило верховным органом государственной власти договор, подписанный уполномоченным представителем государства), или договор утратил силу в результате денонсации (отказа о его исполнения) или истечения срока действия, то сторона, не ратифицировавшая или денонсировавшая договор, не считается участником данного международного соглашения.

Из требований Венской конвенции вытекает, что обязательными для Азербайджанской Республики в уголовно-правой сфере являются только ратифицированные международные договоры.

Примером такого обязательного для сторон международного договора является Договор между Азербайджанской Республикой и Российской Федераций о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 декабря 1992 года. Договор этот ратифицирован каждой из договаривающихся сторон.

Обязательность ратификации договора объясняется тем, что уголовное законодательство Азербайджанской Республики и Российской Федерации состоит только из уголовных кодексов. Законы, устанавливающие уголовную ответственность, подлежат применению только после включения в уго-ловный кодекс (ст. 1 УК Азербайджанской Республики и ст. 1 УК Российской Федерации).

Поэтому нормы иностранного уголовного права могут действовать на территории договаривающегося государства только после ратификации договора.

В рамках данной статьи не представляется возможным рассмотреть все международные обязательства Азербайджанского государства в сфере уголовно-правовых отношений. Достаточно назвать только некоторые из них, касающиеся одной из стран СНГ.

18 июня 1997 года был заключен Договор между Республикой Узбекистан и Азербайджанской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Договор был ратифицирован Законом Азербайджанской Республики от 26 июня 1997 года № 353-?Г.

Одновременно между Республикой Узбекистан и Азербайджанской Республикой был заключен договор о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для дальнейшего отбывания наказания.

По этому акту договаривающиеся стороны обязывались передавать по запросу друг другу осужденных, которые отбывают наказание в местах лишения свободы за совершенные преступления на территории государства другой стороны, для отбывания наказания в государстве исполнения приговора.

При этом осужденный может быть передан другому государству при условии, что деяние, за которое был вынесен приговор, является преступлением согласно законодательству государства исполнения приговора, т.е. отвечает требованиям обоюдности уголовного преследования.

25 июля 2000 года подписано Соглашение между Правительством Республики Узбекистан и Правительством Азербайджанской Республики о сотрудничестве в борьбе с преступностью. Соглашение было ратифицировано постановлением Кабинета Министров Республики Узбекистан № 434 от 7 ноября 2000 года и утверждено распоряжением Президента Азербайджанской Республики № 753 от 4 июля 2001 года.

В соответствии с данным Соглашением стороны, руководствуясь национальным законодательством и нормами международного права, берут на себя обязательства сотрудничать в борьбе с преступностью с целью реализации международных конвенций и решений Организации Объединенных Наций в области осуществления уголовного правосудия. Соглашение не затрагивает вопросов оказания правовой помощи по уголовным делам и экстрадиции. Соглашением определены преступления, в борьбе с которыми заинтересованы стороны. К ним отнесены: терроризм; преступления против личности; незаконный оборот наркотических и психотропных веществ; незаконные операции с огнестрельным оружием, боеприпасами, взрывчатыми веществами, взрывными устройствами и радиоактивными материалами; легализация доходов, полученных незаконным путем («отмывание» денег); незаконные финансовые операции; изготовление и распространение поддельных денег, ценных бумаг, кредитных карточек, паспортов и иных документов, удостоверяющих личность; посягательство на культурные и исторические ценности; преступления в таможенной области.

Страны, подписавшие Соглашение, берут на себя обязательства, кроме того, сотрудничать в розыске лиц, скрывающихся от следствия и суда, а также лиц без вести пропавших, розыске похищенных вещей и предметов, имеющих номера или специфические отличительные признаки и представляющих значительную ценность, документов, номерных ценных бумаг и кредитных карточек; идентификации личности и неопознанных трупов; обеспечении безопасности дорожного движения и пожарной безопасности; безопасности в сфере информатизации; организации исполнения уголовных наказаний.

Соглашением предусматривался широкий обмен законодательными и иными нормативными правовыми актами по вопросам борьбы с преступностью.

Обмен информацией и иные действия, предусмотренные соглашением, могут осуществлять-ся через Международную организацию уголовной полиции (Интерпол) или непосредственно.

Диссертант считает необходимым уточнить круг норм международного характера, возлагающих обязательства в области борьбы с преступностью, включая необходимость их отражения в национальном уголовном законодательстве.

В соответствии со ст. 1 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. под международным договором следует понимать соглашение, заключенное между государствами в письменной форме и регулируемые нормами международного права, независимо от его конкретного наименования (договор, соглашение, протокол, конвенция). На основании этого к особой форме международных договоров следует относить конвенции. Для определения и квалификации международных преступлений они играют большую роль.

Сам термин «конвенция» является лишь одним из названий международных договоров. Международная практика заключения договоров между государствами не знает каких-либо существенных отличий конвенций от других договоров и соглашений международного характера. Конвенции могут касаться различных областей международных отношений. Большинство из них заключается по специальным вопросам юридического и гуманитарного характера. Роль и значение принятия конвенций можно продемонстрировать на примере Международной шанхайской комиссии 1909 года. По инициативе преподобного Чарльза Бренда, епископа Филиппин, и президента США Теодора Рузвельта в Шанхае была созвана конференция 13 стран, включая Российскую империю, по проблеме борьбы с торговлей и потреблением опиума. Впервые в мире был проявлен интерес к международному сотрудничеству в деле борьбы с распространением наркотиков. Принятые в Шанхае 9 резолюций открыли путь к принятию в январе 1912 года Гаагской Международной конвенции по опию. После этого многие страны мира приняли национальные уголовные законы, запрещающие или ограничивающие производство, торговлю, хранение и использование опиумных наркотических веществ.

В 60-е годы XX века обстановка в мире с проблемой наркотиков резко обострилась. Появились новые наркотические вещества – галлюциногены, стимуляторы – амфетамин, канабис и другие, оборот которых не был запрещен.

Этот пробел был устранен принятием Единой конвенции ООН о наркотиках 1961 года, которую ратифицировали 124 государства мира.

В 1971 году была принята еще одна конвенция ООН о психотропных веществах, к которой присоединилось 101 государство. Страны, подписавшие конвенции 1961 и 1971гг., взяли на себя обязательства принять национальные уголовные законы по борьбе с незаконным обо-ротом наркотических и психотропных веществ. В Уголовном Кодексе Азербайджанской Республики этим преступлениям посвящено восемь составов преступлений (ст. ст. 234–241).

11 ноября 1990 года вступила в силу еще одна конвенция «Против незаконного оборота наркотиков и психотропных веществ».

Азербайджанское государство утвердило Законом от 1 марта 2003 года № 421-ГГ Европейскую конвенцию о взаимной правовой помощи по уголовным делам, принятую в Страсбурге 20 апреля 1959 года.

Законом Азербайджанской Республики № 323-ГГ от 17 мая 2001 года была ратифицирована Европейская конвенция о выдаче (экстрадиции), принятая в г. Страсбурге 13 декабря 1957 года.

Она регулирует основания и порядок передачи другому государству лица, совершившего общеуголовное или международное преступление, для привлечения его к уголовной ответственности или исполнения вынесенного в отношении него приговора суда. Ратификация этой конвенции детерминировала принятие Закона Азербайджанской Республики «О выдаче лиц, совершивших преступление (экстрадиции)», и включение обязательств, вытекающих из конвенции в ст. 13 УК Азербайджанской Республики.

Законом Азербайджанской Республики № 237-ГГ от 25 декабря 2001 года ратифицирована Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного обращения или наказания, принятая в г. Страсбурге 26 ноября 1987 года.

Азербайджанская Республика присоединилась 9 декабря 2003 года к Конвенции о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушного судна, принятой в Токио 14 декабря 1963 года.

Ратификация указанных конвенций налагает на государство обязанность учесть их требования в своем уголовном законодательстве.

Особый интерес представляет борьба с относительно новыми международными преступлениями, связанными с «отмыванием» денег.

Азербайджанская Республика Законом № 420-ГГ от 1 марта 2003 года ратифицировала принятую в городе Страсбурге 8 ноября 1990 года Конвенцию об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности.

Непродолжительное время, прошедшее после ее ратификации и сложность применения введенной законом Азербайджанской Республики № 92 III-QD от 7 апреля 2006 года новой нормы – ст. 193 УК Азербайджанской Республики, – делают целесообразным более подробное рассмотрение как международного акта, так и нормы национального уголовного законодательства.

Что такое легализация денежных средств и почему она получила широкое распространение во всем мире, а ее формы и методы рассматриваются в качестве преступлений международного характера?

Под легализацией следует понимать умышленное сокрытие истинного происхождения, природы и источника доходов от незаконного оборота путем осуществления их движения или конверсии (изменения) с применением современных информационных технологий и электронно-вычислительной техники в целях представления как доходов, полученных в результате легальной деятельности.

Например, значительные суммы денег могут аккумулироваться (накапливаться) в виде капитала от занятия незаконным оборотом наркотиков. В этих случаях использование кредитных карт, банковских чеков, аккредитивов и других финансовых документов чревато установлением участников преступной деятельности и образует "аудиторский след".

При обычном депонировании значительных сумм на банковских счетах возникают законные вопросы об их происхождении как у налоговых, так и правоохранительных органов государства.

Это заставляет замести следы преступлений, легализовать незаконно полученные капиталы. Осуществляется это самыми разными способами, получившими название "отмывание грязных денег". Способов этих много, но некоторые из них получили широкое распространение. К ним относятся: получение ссуды (вывоз наличных средств через таможенную границу и депонирование в банки стран с льготным налогообложением и соблюдением тайны банковского вклада, перевод средств в банки других стран и использование их в качестве залога при получении ссуд в банках страны пребывания); доходный бизнес, когда "грязные" деньги объединяются с доходом легального бизнеса, трудно поддающегося аудиторским проверкам (рестораны, игральные автоматы, автосервис и т.п.); экспортно-импортные операции с "фирмами-однодневками", являющимися дочерними компаниями за рубежом: международные связи и финансовые операции владельцев казино. Игорный бизнес приносит огромные суммы наличных денег, которые вместе с грязными деньгами могут переправляться в другие казино с использованием их банковских возможностей: небольшие банковские вклады и перевод в центры по обмену валюты. Первое не обращает на себя внимания, а второе дает уже «чистые» валютные средства: установление завешенных цен на закупленные товары позволяет получить дополнительный доход от реализации приобретенного и конвертировать местную валюту, включая "грязные деньги", в иностранные банки.

Для международных обязательств Азербайджанской Республики и формулирования норм уголовного законодательства в сфере борьбы с преступлениями против мира и человеч-ности большую роль сыграли принципы и нормы Уставов международных военных трибуналов по преследованию и наказанию главных военных преступников Второй мировой войны 1939–1945 годов, в которых были сформулированы составы преступлений против мира и человечности, получившие общее признание.

Дальнейшим развитием международной уголовной юрисдикции является учреждение Организацией Объединенных Наций Международного Трибунала по Югославии.

Устав этого Трибунала 1994 года также содержит нормы, определяющие на международном уровне составы уголовно-наказуемых деяний. Так, в ст. 2 Устава преступлением признаются серьезные нарушения Женевских конвенций 1949 года о защите жертв войны. Они включают четыре конвенции: 1) об улучшении участии раненых и больных в действующих армиях; 2) об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море; 3) об обращении с военнопленными; 4) о защите гражданского населения во время войны.

Статья 3 объявляет уголовно-наказуемым нарушение законов и обычаев войны. Совокупность сложившихся в настоящее время международных норм, содержащих законы и обычаи войны, подразделяются на нормы, относящиеся к войне вообще; нормы, относящееся к морской и воздушной войнам; нормы, регулирующие нейтралитет.

Диссертант считает необходимым подробно остановиться на первой группе норм, которая включает в себя девять совокупностей запретов и предписаний.

Началу военных действий должно предшествовать предупреждение в форме ультиматума с условным объявлением войны или мотивированного, недвусмысленного объявления войны.

Театром военных действий считаются территории воюющих государств. Запрещается ведение военных действий на территории нейтральных государств.

В состав вооруженных сил государства входят личный состав сухопутных армий, воздушных сил и морских флотов, народных ополчений и партизанских отрядов (комбатанты). При этом они должны иметь во главе лицо (командира), отвечающее за действия своих подчиненных, носить видимый издали отличительный знак, открыто носить оружие и соблюдать законы и обычаи войны.

Средствами ведения войны является дозволенное международным правом оружие. К недозволенным средствам ведения войны международное право относит: яды, отравленное оружие, снаряды и вещества, способные причинить излишние страдания (4-я Гаагская конвенция 1907 года), удушливые ядовитые газы и жидкости, бактериологические средства (Женевский протокол 1925 года).

Запрещаются зверские методы ведения войны: убийства и ранения мирного населения, неприятеля, сложившего оружие; угрозы, что никому не будет пощады; незаконное использование парламентерского флага; убийство и ранение парламентеров; принуждение граждан противной стороны к участию в военных действиях, угон мирного населения оккупированных территорий.

Запрещается негуманное обращение с лицами, принадлежащими к вооруженным силам воюющей стороны, оказавшимися во власти противника (военнопленными).

Предписывается соблюдать режим обращения с ранеными и больными в действующих армиях воющих сторон.

Оккупационные власти обязаны соблюдать режим военной оккупации, регламентированный Приложением к 4-й Гаагской конвенции 1907 года, поддерживать спокойствие и порядок в занятых населенных пунктах и местностях, уважать честь, семейные права и неприкосновенность жизни отдельных лиц из числа проживающих в зоне оккупации.

Воюющие стороны обязаны соблюдать порядок и правила прекращения военных действий в результате капитуляции одной из сторон, заключения перемирия или подписания мирного договора. Статья 4 Устава Военного Трибунала по Югославии предусматривает международную уголовную ответственность за истребление отдельных групп населения по расовым, национальным, этническим или религиозным признакам, а также умышленное создание жизненных условий, рассчитанных на полное или частичное физическое уничтожение этих групп, равно как и меры по предотвращению деторождения в их среде (геноцид).

8 ноября 1994 года аналогичный Международный Трибунал был создан Советом Безопасности ООН по Руанде для уголовного преследования лиц, виновных в геноциде, нарушении норм международного гуманитарного права и в совершении преступлений в соседних государствах в 1994 году.

Деяния, предусмотренные в уставах международных трибуналов, приобретают характер общепризнанных норм международного права. Они обязательны и для государств, неявляющихся и участниками, в качестве норм международного обычного права. Из этого исходила международная практика [7].

Нормы международного обычного права, как это предусмотрено в Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года, регулируют важнейшие вопросы международных отношений [8]. Они применимы и в сфере уголовно-правовых отношений. Некоторые из них, презумпция невиновности, наказуемость пропаганды войны, принуждение к даче показаний и признанию своей вины, запрет пыток и других жестоких, бесчеловечных, уничтожающих человеческое достоинство видов обращения и исполнения уголовного наказания, нашли свое отражение в нормах Всеобщей Декларации прав человека 1948 года и положениях Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года.

Некоторые общепризнанные принципы международного права относятся только к определенной категории преступников и определенного рода действиям.

Так, в 1973 году специальной резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН были приняты принципы международного сотрудничества в отношении обнаружения, ареста, выдачи и наказания лиц, виновных в военных преступлениях и преступлениях против человечества [8].

Иногда общепризнанный международный принцип может содержать перечень запрещенных и наказуемых по международному уголовному праву деяний.

Так, п. 4 ст. 75 Дополнительного протокола № 1 (1977 года) к Женевским конвенциям о защите жертв войны (1949 года) провозглашает в качестве принципа международного права запрещение под страхом уголовного наказания представителей гражданских или военных властей любых форм насилия над жизнью, здоровьем, физическим или психическим состоянием людей, таких действий в условиях вооруженного конфликта, как убийства, пытки, телесные наказания, увечья, взятие заложников, коллективные наказания. Ряд принципов международного права, налагающих обязательства на Азербайджанское государство, содержатся в Декларации ООН о принципах международного права (1970 года) и Хельсинском Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (1975 года).

Помимо указанного в п. 1, 2 ст. 1 Уголовного кодекса Азербайджанской Республики, констатируется также, что «кодекс основывается на Конституции Азербайджанской Республики и общепризнанных принципах и нормах международного права».

К ним можно отнести международные рекомендации по совершенствованию уголовного законодательства, положения программного характера в резолюциях международных организаций и примерные (модельные) уголовные кодексы. При вступлении в Совет Европы, например, страны берут на себя обязательства привести национальные законодательства, включая уголовные, в соответствие с принципами и стандартами Совета Европы.

Страны-участники Содружества Независимых Государств (СНГ) придают важное значение сближению и гармонизации их национальных уголовных законодательств целях эффективной борьбы с преступностью. В соответствии с постановлением Межпарламентской ассамблеи стран СНГ «О правовом обеспечении интеграционного развития Содружества Независимых Государств» от 28 октября 1994 года был разработан и принят 17 февраля 1996 года Модельный уголовный кодекс стран СНГ. Это первый в мире случай признания несколькими государствами Модельного кодекса в качестве рекомендательного эталона национального уголовного законодательства. Уголовный кодекс Азербайджанской Республики, утвержденный Законом № 787-?Q от 30 декабря 1999 года, был разработан с учетом норм Модельного кодекса.

Проведенный экспертный опрос сотрудников правоохранительных органов и судей Азербайджанской Республики подтвердил необходимость принятия обязательств международного характера, связанных с выполнением не только общепризнанных принципов и норм международного права, но и вытекающих из международных актов рекомендательного, программного характера, включая примерные (модельные) нормы.

Вышеизложенное дает основания сделать следующие выводы.

Азербайджанская Республика стремится жить в условиях дружбы, мира и безопасности с другими народами и в этих целях осуществляет взаимное сотрудничество на основе признания и приверженности к общечеловеческим ценностям. Этим устремлениям соответствуют нормы конституционного законодательства – Конституции Азербайджанской Республики, принятой всенародным голосованием 12 декабря 1995 года.

Тенденция к гармонизации национального уголовного законодательства – Уголовного кодекса Азербайджанской Республики – с принципами, предусмотренными в общепризнанных нормах международного права, является характерной чертой правовой политики Азербайджанского государства.

В связи с тем, что в международном уголовном праве и международном сотрудничестве в области борьбы с преступностью отсутствует системный документ, в котором бы были изложены все общеобязательные международные принципы и нормы обычного международного права, имеет важное значение доктринальное изложение перечня обязательств, налагаемых международным сообществом на национальное уголовное законодательство Азербайджанской Республики

К международным обязательствам Азербайджанской Республики в сфере борьбы с преступностью относятся общепризнанные принципы, нормы, обычаи международного права, включая принятые в период нахождения Азербайджана в составе СССР (1922–1991 г.г.), а также договорные нормы, вытекающие из международных договоров Азербайджанской Республики, вступивших в силу на основании осуществления необходимых внутригосударственных процедур.

Национальное уголовное законодательство Азербайджанской Республики при его гармонизации с международным уголовным правом должно учитывать избирательно международные акты и резолюции рекомендательного и программного характера, являющиеся общепризнанными мировым сообществом или группой государств, в которой пребывает Азербайджанская Республика.

Список использованной литературы:

Блищенко И.П., Фисенко И.В. Международный уголовный суд. – М., 1998.

Договоры об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенные СССР с другими социалистическими государствами. – М., 1973.

ВВС СССР. – 1958. – № 23. – Ст. 345.

Цит.: Бюллетень Верховного Суда СССР. – 1972. – № 5.

«Договоры об оказании правовой помощи….». – С. 362–380.

Венская Конвенция о праве международных договоров // Сб. важнейших документов по международному праву. Ч. 1. – М., 1996.

Международное уголовное право – М., 1999.

Сборник Важнейших документов по международному праву. Ч. 1, – М., 1996.

 

< Попередня   Наступна >
 
Авторизація
Пошук