Головна Наукові статті Кримінологія КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В РОССИИ

КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В РОССИИ

Наукові статті - Кримінологія
263

С.Г. Загорьян

КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В РОССИИ

На основании заключений криминологов и используемых стати­стических данных автор справедливо отмечает, что в России наблю­дается тенденция все более массового вовлечения несовершеннолетних в структуры теневой экономики и организованной преступности, а также формулирует конкретные выводы.

Ключевые слова: организованная преступность, несовершенно­летние, рост, уголовная статистика, криминальные группы, многоэпизодность.

Российские криминологи небезосновательно обеспокоены суще­ственным ростом организованной преступности несовершеннолетних [1, с. 6]. Особую тревогу вызывает то, что рост этой специфической преступности происходит на фоне относительной стабилизации «взрослой» организованной преступности.

Обращаясь к проблеме преступности несовершеннолетних, следует исходить из того, что она представляет часть преступности в обществе, развивается под воздействием тех же факторов, что и преступность в целом. В силу этого при изучении преступности лиц несовершеннолетнего возраста используются общекриминологические характеристики, пока­затели и категории [2, c. 468]. Криминологическая характеристика преступлений – это «совокупность научно обоснованной систематизированной информации о состоянии, уровне, структуре, динамике, причинах и условиях преступности (или ее отдельных видов, или отдельных групп и видов преступлений) … а также закономерностях их изменения, обусловленных генезисом общества» [3, с. 14].

В настоящее время при изучении как преступности в целом, так и ее отдельных видов общепринято давать развернутую статистическую картину исследуемого явления. Изучение развития групповой преступ­ности несовершеннолетних в ц

елом показывает, что, начиная с 60-х гг., фиксируется практически стабильный ее рост при незначительном снижении в отдельные годы. Темпы прироста преступности несовер­шеннолетних практически были постоянными и оставались на уровне +15 – 17,5%. По статистическим и иным данным, полученным различными авторами, доля групповых преступлений этой категории лиц примерно в 1,5 – 5 раз выше аналогичных показателей взрослой преступности и составляет от 20 до 80% в структуре всей преступности несовершеннолетних (в зависимости от видов преступлений, их территориального распределения и т.д.). Показатели удельного веса групповой преступности несовершеннолетних существенно различаются в зависимости от возраста (самый высокий у 14-летних, самый низкий – у 17-летних); видов совершаемых преступлений (выше при кражах, грабежах, разбоях, изнасилованиях, ниже при убийствах и причинении тяжкого вреда здоровью); региональных характеристик (выше в сельской местности, в курортных и портовых населенных пунктах) [4, c. 30].

Криминологическое исследование организованной преступности несовершеннолетних выявило ряд особенностей и отличий. Так, самый высокий показатель удельного веса организованной преступности наблюдается у старшей возрастной группы, в городах и поселках город­ского типа.

Как считает А.А. Мухин, молодежь 80-х гг., воспитанная на амери­канских боевиках, скопировала незамысловатые сюжеты кинофильмов в свою жизнь и образовала «бандитский корпус» [5, c. 25]. Пагубное влияние на подростков фильма Фрэнсиса Копполы «Крестный отец» отмечают и западные криминологи [6, с. 5]. Так, с 1985 по 1988 г. в России право­охранительными органами было выявлено около 3 тыс. группировок с признаками организованности [5, с. 32].

С середины 80-х и в 90-е гг. абсолютное число зарегистрирован­ных преступлений несовершеннолетних возросло почти в 1,5 раза, при этом темп прироста составлял 5,5% [7, с. 14]. Это означает, что рост преступности несовершеннолетних происходил на фоне общего роста преступности, хотя был более интенсивным. С учетом многоэпизодности основной массы уголовных дел о преступлениях несовершеннолетних расширился не только контингент несовершеннолетних, вовлеченных в преступную деятельность, но и существенно увеличилось количество жертв. Уголовная статистика постоянно до 1990 г. фиксировала тенденцию относительно плавного роста преступности несовершеннолетних – по числу выявленных лиц, совершивших преступления (в среднем на 11–12% каждые пять лет).

Подобная тенденция продолжилась и после распада СССР. Уровень групповой преступности подростков остается более высоким, чем у взрослых. Прирост числа зарегистрированных преступлений, совершенных подростками, составляет уже 43% [8, c. 481]. Доля несовершеннолетних среди всех лиц, совершивших преступления, превышает показатели прошлых лет.

Организованными группами совершаются до 45% вымогательств, до 25% грабежей и разбоев и до 10% убийств. При этом, совершенные ими преступления отличаются дерзостью и жестокостью. За период с 1991 по 1996 г. число выявленных организованных групп, совершивших преступления против жизни и здоровья, выросло в 9 раз (с 950 до 9000), число банд выросло в 5 раз (с 50 до 260) [9, с. 4–5]. В последующие годы, по данным криминологических исследований, усматривается рост числа выявленных организованных групп, совершающих в числе прочих преступлений преступления против жизни и здоровья человека. Так, с 1989 по 1997 г. их число возросло в 25,7 раза (с 485 до 12500). В 1999 г. число преступлений, совершенных организованными группами, составило 32858, что на 14,5% больше, чем в 1998 г. Большое распростра­нение получила детская киллер-деятельность [5, с. 39].

В конце 90-х гг., по мнению криминалистов, преступность в целом начала проявлять признаки стабилизации. Представляется, что положи­тельные статистические сдвиги относительны, так как в СССР дейст­вовали системы защиты объектов хранения материальных ценностей, которые были разрушены. Число действующих преступных формиро­ваний с 1990 до 1998 г. увеличилось почти в 16 раз (с 785 до 12,5 тыс.), число участников этих организаций возросло в 5 раз (с 15 тыс. до 75 тыс. человек) [10, с. 3].

Существенно изменились характер и структура криминальных групп несовершеннолетних. Ранее они характеризовались малочисленностью, не отличались устойчивостью, формировались нередко стихийно. Постепенно усилились элементы организованности и профессионализма. В 1996 г. уже более 1,5 тыс. несовершеннолетних привлечены к уголовной ответственности за участие в организованных преступных форми­рованиях. В 1998 г. было выявлено 164787 несовершеннолетних преступников. Тенденция значительного роста преступности несовер­шеннолетних еще более наглядно проявляется по числу совершаемых ими преступлений. В 1998 г. в РФ зарегистрировано 189293 преступления, совершенных несовершеннолетними, что в 6 раз больше по сравнению с 1961 г. (год, с которого ведутся постоянные статистические наблюдения).

Из каждых 10 тысяч в возрасте 14–17 лет в 1998 г. совершали преступ­ление 203 человека, против 166 человек в 1985 г. В 1998 г. 105 тыс. несовершеннолетних участвовали в групповых преступлениях, которые в структуре подростковой преступности имели значительный удельный вес (более 64%) [11, с. 31, 112].

Процесс становления организованной преступности явился резуль­татом того, что к 1999 г. 40% экономики России находилось «в тени», а это составляло около 20 млрд. долларов [12]. Одной из важных характе­ристик взрослых преступных организаций в последние годы становится их неприкрытое сращивание с органами власти и управления. Наблюдается тенденция все более массового вовлечения несовер­шеннолетних в структуры теневой экономики и организованной преступности. Выявлены факты участия членов молодежных группировок в качестве боевиков в массовых беспорядках, провоцируемых экстре­мистскими силами, в различных формах «обслуживания» криминальных коммерческих образований. Подростковая организованная преступность начинает отличаться устойчивостью, иерархией, дисциплиной, четким распределением ролей. Число несовершеннолетних участников организованных преступных групп с 1987 г. увеличилось на 70% [11, с. 30].

В 1999 г. из общего числа расследованных преступлений 9,6% были совершены несовершеннолетними и при их соучастии [13, с. 62]. Доля подростков, совершивших преступление в составе групп, стабильно пре­вышает 70%. Наблюдается участие подростков в преступной деятельности совместно со взрослыми. По данным криминологических исследований, около 38% преступлений подростки совершают под непосредственным влиянием взрослых. Нижний возрастной порог подростков, совершавших противоправные действия, с 13–14 лет снизился до 10–12 лет.

Тенденция «омоложения» участников преступлений стала харак­терной чертой развития преступности несовершеннолетних [1, с. 9]. Отмечается рост преступлений, совершенных несовершеннолет­ними как мужского, так и женского пола. Роль девушек в группах, как правило, связана с деятельностью, направленной на поддержание жизнедеятельности группы. Почти каждое пятое преступление совершается несовершеннолетними в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.

В 2000 г. заместитель начальника Управления профилактической работы МВД России С.В. Смирнов привел следующие данные: «По сравнению с 1998 г. число преступлений, совершенных несовершеннолет­ними, выросло на 10% (с 189,3 до 208,3 тыс.), а количество несовер­шеннолетних участников преступлений – на 11,3% (с 164,8 до 183,4 тыс.)». Удельный вес организованных преступных групп с участием несовер­шеннолетних среди всех групповых преступлений несовершеннолетних в 2000 г. составлял 2,5% [14, с. 151].

Приведенные официальные данные в целом по России, которыми часто оперируют криминологи и на их основании представляют раз­вернутую картину состояния подростковой преступности, позволяют выявить лишь самые общие тенденции, но не реальное положение дел по этой проблеме. Причина – ряд обстоятельств, прежде всего, высокая латентность, которая всегда являлась характерной чертой подростковой преступности.

––––––––––

Минина С.П. Преступность несовершеннолетних. – СПб., 1998.

Криминология / Под ред. В.Н. Бурлакова, В.П. Сальникова. – СПб., 1998.

Манаенков В.Г. Уголовно-правовая, криминологическая характеристика и предупреждение умышленных тяжких телесных повреждений: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – М., 1991. – 22 с.

Ермаков В., Крюкова Н. Несовершеннолетние преступники в России. – М., 1999.

Мухин А.А. Российская организованная преступность и власть. История взаимоотношений. – М., 2003.

Woodiwiss M. Organized crime and American power: a history. – Toronto; London, 2001.

Забрянский Г.И. Наказание несовершеннолетних и его региональные особенности: Статистико-криминологическое исследование. – М., 2000.

Криминология: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева и В.Е. Эминова. – М., 2000.

Быков Е.Н. Деятельность милиции по выявлению организованных преступных формирований. – Горький, 1996. – С. 4–5.

Ванюшкин С.В. Организованная преступность в реформируемой России и направления борьбы с ней: Дисс. … канд. юрид. наук. – М., 1999.

Ермаков В., Крюкова Н. Несовершеннолетние преступники в России. – М., 1999.

Коммерсант-Власть. – 2001. – 20 ноября.

Российская юстиция. – 2000. – № 4.

Прозументов Л.М. Групповая преступность несовершеннолетних и основные направления ее предупреждения. – Томск, 2001.

 

< Попередня   Наступна >
 
Авторизація
Пошук