Головна

А.А. Власов ГРАЖДАНСКОЕ ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО Москва 2003


§ 5. КЛАССИФИКАЦИЯ ГРАЖДАНСКИХ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ

ОТНОШЕНИЙ

В гражданском судопроизводстве складываются различные процессуальные правоотношения. В юридической литературе их принято подразделять по субъектам (В. П. Мозолин, Н. Б. Зейдер, М. А. Гурвич и др.) в зависимости от того, с кем у суда возникают связи: с лицами, участвующими в деле, или с лица¬ми, содействующими правосудию.

Подобная классификация обоснована как различием субъектного состава правоотношений, так и содержанием, т. е. правами и обязан¬ностями участников гражданского процесса. Таким образом, процес¬суальное положение лиц, участвующих в деле, определяется прежде всего и главным образом их субъективными правами.

Обязанности этих участников должны обеспечить добросове¬стное пользование всеми принадлежащими им процессуальными правами (ч. 1 ст. 35 ГПК).

В основном процессуальное положение лиц, содействующих отправлению правосудия (свидетелей, экспертов, специалистов, переводчиков и др.), связано с возлагаемыми на них процессуа¬льными обязанностями, поскольку в статус понятых и лиц, чья дееспособность может быть ограничена судом, объективные пра¬ва вообще не включены.

Это объясняется тем, что различия в процессуальном поло¬жении юридически заинтересованных и не заинтересованных лиц предопределены разными целями их участия в судопроизводстве, в связи с чем принято различать основные и вспомогательные правоотношения.

Кроме данной классификации правоотношений существует и другая, основанная на разграничении в зависимости от направ¬ленности процессуальной деятельности на том или ином этапе осуществления правосудия по гражданским делам, иными слова¬ми, в зависимости от процессуальных функций гражданского су¬допроизводства.

Гражданский процессуальный кодекс позволяет различать две процессуальные функции судебного разбирательства:

— рассмотрение гражданских дел (раздел II ГПК);

— пересмотр судебных постановлений (разделы III и

IV ГПК).

Для каждой функции типичны особенные гражданские про¬цессуальные правоотношения. Более того, специфические черты правоотношений выражают особенности этих функций.

Существует определенная структура процессуальных правоот¬ношений при разбирательстве гражданских дел, в соответствии с которой во главе находится суд (судья), осуществляющий су¬дебную власть.

При этом суд имеет гражданские процессуальные связи с каж¬дым из участников производства по конкретному делу, занимая по отношению к ним руководящее (властное) положение. Процессуа¬льных правоотношений между самими участниками нет. В право¬вых связях участвует только суд (судья), рассматривающий и раз¬решающий гражданское дело. Другие суды, как правило, в эти гражданские процессуальные правоотношения не привлекаются.

Однако существуют из этих правил два исключения: при передаче дела в другой суд по подсудности и при судебных по¬ручениях, когда суд, осуществляющий правосудие, вынужден вступать в правовой контакт с другим судом первой инстанции.

При выполнении другой процессуальной функции граждан¬ского судопроизводства — пересмотре решений, определений и постановлений — структура, содержание и субъектный состав правоотношений существенно меняются. В данном случае судеб¬ную власть реализует суд апелляционной, кассационной или надзорной инстанций. У него прежде всего складываются юри¬дические связи с лицами, приносящими апелляционные, кассаци¬онные, надзорные, частные жалобы.

Главными при выполнении данной функции являются отно¬шения между судом, проверяющим законность и обоснованность обжалованных судебных актов, и нижестоящими судами: судом, решение которого пересматривается, и судом, в который дело может быть направлено после отмены решения.

Подобные отношения между судами обязательны во всех случаях проверки законности решений, определений и постанов¬лений, поскольку без них невозможна реализация функции пере¬смотра актов правосудия.

В соответствии с ГПК в пересмотрах не участвуют свидете¬ли, эксперты, понятые, что подтверждает тот факт, что они не являются субъектами процессуальных правоотношений. Состав участников процесса пересмотра по сравнению с разбирательст¬вом дела намного уже, тем более что далеко не все лица, участ¬вующие в деле, реально присутствуют в судах апелляционной, кассационной или надзорной инстанций.

Содержание данных правоотношений составляют права апел¬ляционного, кассационного или частного обжалования и полно¬мочия суда по проверке правильности решений и определений нижестоящих судов.

Структура этих правоотношений более сложна, поскольку лица, которые обжалуют или вносят представление на судебные акты, вступают в процессуальные правоотношения с судами, раз¬решившими дело (куда они, как правило, подают свои жалобы, представления), и судами, пересматривающими обжалованные акты правосудия.

Глава   4 ЛИЦА, УЧАСТВУЮЩИЕ В ДЕЛЕ

§ 1. СОСТАВ ЛИЦ, УЧАСТВУЮЩИХ В ДЕЛЕ

В гражданском процессе круг лиц, участвующих в деле, не совпадает с кругом участников процесса (участников судопроиз¬водства).

К лицам, участвующим в деле, гражданское процессуальное законодательство России относит стороны, третьих лиц, прокуро¬ра, государственные органы, органы местного самоуправления, организации, отдельных граждан, обращающихся в суд за защи¬той прав, свобод и охраняемых законом интересов других лиц или вступающих в процесс с целью дачи заключения по основа¬ниям, предусмотренным ст. 4, 46 и 47 ГПК, заявителей, заинте-ресованных лиц по делам особого производства и по делам, воз¬никающим из публичных правоотношений (ст. 34 ГПК).

В гражданском процессе, кроме того, могут участвовать сви¬детели, эксперты, специалисты, переводчики, судебные предста¬вители. Все они и лица, участвующие в деле, а также суд явля¬ются участниками гражданского процесса. Таким образом, по¬нятие «участники гражданского процесса» намного шире, нежели понятие «лица, участвующие в деле».

Необходимо отметить, что понятие «лица, участвующие в деле» в действующем гражданском процессуальном законодательстве не раскрывается. Вместе с тем, сопоставляя лиц, участвующих в деле, с остальными участниками процесса и анализируя в частности ст. 3 и 4 ГПК, следует прийти к выводу о том, что критерием от¬несения кого-либо из участников процесса к лицам, участвующим в деле, является юридическая заинтересованность в исходе дела.

Так, в ч. 1 ст. 3 ГПК закреплено правило, согласно которому всякое заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных или оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

Далее в ст. 4 ГПК дается перечень этих заинтересованных лиц и организаций, по заявлению которых суд возбуждает гражданское дело. При этом по отношению к тому из обращающихся в суд, кто просит о защите своих прав, свобод и законных интересов (ч. 1 ст. 4 ГПК), понятие «заинтересованный» не употребляется.

Такая редакция ст. 3 и 4 ГПК означает, что законодатель признает заинтересованными лицами как тех, кто защищает в процессе свои права, свободы и законные интересы, так и тех, кто выступает от своего имени в защиту прав, свобод и закон¬ных интересов другого лица, неопределенного круга лиц или в защиту интересов Российской Федерации, муниципальных об¬разований и имеет к исходу дела иной (публичный) интерес.

Поэтому, учитывая различный характер заинтересованности лиц, по заявлению которых суд вправе возбуждать гражданские дела, принято говорить о личной, субъективной заинтересованности (для лиц, защищающих свои права, свободы и законные интересы) и о государственной, общественной заинтересованности (для лиц, защи¬щающих в силу закона «чужие» права и законные интересы).

К группе субъективно (лично) заинтересованных в деле лиц относятся: стороны, третьи лица, заявители, жалобщики, заинте¬ресованные лица по делам, возникающим из публичных правоот¬ношений, и по делам особого производства.

Государственная и общественная заинтересованность в деле служит основанием для участия в гражданском судопроизводстве прокурора, других органов и лиц, указанных в ст. 46, 47, 273, 284, 288, 290, 304, 311 ГПК.

Немаловажную роль в определении правового положения участника процесса играет цель его участия, зависящая от нали¬чия или отсутствия юридического интереса к делу. В граждан-ском процессе под юридическим интересом к делу (юридиче¬ской заинтересованностью в деле) необходимо понимать осно¬ванный на законе ожидаемый правовой результат, который должен наступить для заинтересованного лица в связи с. рас¬смотрением и разрешением конкретного дела.

Однако при этом необходимо иметь в виду, что юридический интерес к делу — это не только ожидание определенного право¬вого результата от судебного процесса, но также и субъективная направленность, т. е. определенный мотив, который заставляет заинтересованное лицо добиваться в суде принятия решения определенного содержания. Из этого следует, что юридический интерес является необходимым условием участия определенного лица в гражданском процессе.

Вместе с тем от юридической заинтересованности в исходе дела необходимо отличать фактическую заинтересованность, ко¬торая может быть основана на отношениях подчиненности, род¬ства или дружбы. Однако необходимо при этом иметь в виду, что наличие фактического интереса у разных лиц, участвующих в деле, не всегда влечет одинаковые правовые последствия.

Например, стороны, третьи лица, заявители и заинтересован¬ные лица, участвующие в делах особого производства, могут быть и фактически заинтересованы в исходе дела.

Для прокурора фактическая заинтересованность в исходе дела исключает возможность его участия в гражданском процес¬се (ст. 18 ГПК).

Юридическая заинтересованность (юридический интерес) лица, участвующего в деле, порождает для него определенный процессуальный интерес, то есть тот положительный результат рассмот¬рения и разрешения дела, наступления которого ожидает и доби¬вается участник судопроизводства.

Например, для истца процессуальный интерес заключается в ожидании судебного решения об удовлетворении иска, для ответ¬чика — в ожидании решения об отказе в иске, для прокурора — в ожидании законного и обоснованного судебного решения и т. д.

Поэтому различие процессуальных интересов лиц, участвую¬щих в деле, всегда будет зависеть от характера связи с предме¬том судебной защиты и от тех предусмотренных законом задач, для достижения которых то или иное лицо, участвующее в деле, принимает участие в гражданском судопроизводстве.

Следовательно, любое лицо, участвующее в деле, будучи юридически заинтересованным в исходе дела, соответственно имеет в силу этого и определенный процессуальный интерес к судопроизводству.

Вместе с тем необходимо отметить, что юридический интерес, являющийся основанием для вынесения судом решения, которое может повлиять на субъективные права и обязанности лица, участ¬вующего в деле, или же служит удовлетворению публичного инте¬реса, и процессуальный интерес не тождественны по содержанию.

Так, среди субъектов гражданских процессуальных правоотноше¬ний имеются такие, которые, участвуя в гражданском судопроизвод¬стве, ожидают и добиваются наступления определенного результата разрешения дела, т. е. имеют определенный процессуальный интерес, который не основан на материальном правоотношении.

К таким участникам процесса относятся судебные представи¬тели, выступающие от имени и в интересах сторон, третьих лиц или лиц, участвующих в неисковых делах.

Правовым основанием участия в гражданском процессе су¬дебного представителя может быть договор поручения, трудовой контракт и т. д. Юридический интерес к процессу у судебного представителя носит чисто процессуальный характер и не связан с материально-правовым отношением, составляющим предмет су¬дебного разбирательства.

Например, несмотря на то что представитель относительно процессуально самостоятелен в судебном процессе (например, в доказывании), в случае прекращения действия договора пору¬чения у судебного представителя исчезает соответственно инте¬рес и к процессу, поскольку его действия зависимы от воли своего доверителя. Видимо, поэтому законодатель и не относит судебного представителя (в том числе и адвоката) к лицам, уча¬ствующим в деле (хотя это и не всегда бывает оправданно)1. ;

Однако эта процессуальная особенность не относится к ли¬цам, участвующим в деле, у которых материально-правовой и процессуальный интерес едины.

§ 2. ПОНЯТИЕ ЛИЦ, УЧАСТВУЮЩИХ В ДЕЛЕ, И ИХ ОСОБЕННОСТИ

В гражданском процессе лица, участвующие в деле, — это уча¬стники гражданского процесса и которые юридически заинтере¬сованы в рассмотрении и разрешении судом гражданского дела.

По характеру юридического интереса лица, участвующие в деле, подразделяются на две группы.

Первую представляют участники судопроизводства, имеющие к исходу дела материально-правовой личный интерес, поскольку они защищают в гражданском процессе свои субъективные права и законные интересы.

Вторую группу составляют лица, участвующие в деле, защи¬щающие «чужие» интересы и которые имеют к исходу дела пуб¬лично-процессуальный интерес (прокурор, государственные орга¬ны, органы местного самоуправления и другие организации и лица, участвующие в процессе по основаниям, предусмотрен¬ным в ст. 46 ГПК).

Кроме того, лица, участвующие в деле, способны влиять на движение гражданского процесса, т. е. совершать процессуальные действия, направленные на его развитие и прекращение.

Из этого следует, что в числе процессуальных прав, которые принадлежат лицам, участвующим в деле, имеются такие права, как право ходатайствовать об отложении разбирательства дела, о приостановлении производства по делу, об оставлении заявления без рассмотрения и о прекращении производства по делу.

Относительно права на совершение процессуального дейст¬вия, направленного на возбуждение судом производства по делу, то оно не может характеризовать участвующих в деле лиц, так как не принадлежит им. В данном случае право обращения в суд с целью возбуждения судом производства по гражданско¬му делу возникает задолго до возникновения процесса, посколь¬ку находится за его пределами и субъекты этого права еще не являются лицами, участвующими в деле.

Таким образом, лицами, участвующими в деле, являются юри¬дически заинтересованные в рассмотрении и разрешении дела участники гражданского процесса, выступающие от своего имени и наделенные правом совершать процессуальные действия, влия¬ющие как на развитие, так и окончание судебного процесса.

Лицам, участвующим в деле, принадлежит широкий круг про¬цессуальных прав, общие из которых закреплены в ст. 35 ГПК.

Глава   5 СТОРОНЫ В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

§ 1. ПОНЯТИЕ СТОРОН

В гражданском судопроизводстве рассматриваются и разреша¬ются дела по спорам о гражданском праве или законном интере¬се (исковые дела), дела по спорам, возникающим из публичных правоотношений, и дела особого производства. Дела первых двух видов предполагают наличие двух противостоящих сторон — уча¬стников спора о праве, являющегося предметом судебного разби¬рательства.

В ст. 34 ГПК, определяющей состав лиц, участвующих в деле, в первую очередь названы стороны.

В ст. 38 ГПК закреплено понятие сторон. Сторонами в граж¬данском процессе — истцом или ответчиком — являются предпо¬лагаемые в момент принятия искового заявления судом субъек¬ты спорного материального правоотношения.

Вместе с тем понятие сторон в правоведении определяется неоднозначно. В большинстве случаев оно применяется к лицам, участвующим в делах искового производства. Но существует и другое определение понятия сторон как субъектов спорных материально-правовых отношений, выступающих в защиту своих материально-правовых и процессуальных интересов, на которых распространяется законная сила судебного решения и которые, как правило, несут судебные расходы по делу.

Такое определение понятия сторон охватывает как исковое производство, так и производство, возникающее из публичных правоотношений, а в некоторых случаях и особое производство. Данное определение соответствует этимологии термина «сторо¬ны», т. е. стороны определяются как лица, спор которых о субъ¬ективном праве или охраняемом законом личном интересе суд должен разрешить.

Представляется, что широкое определение понятия сторон позволяет проще и точнее назвать виды сторон в разных видах производства. Для искового производства — это истец и ответчик.

Для производства по делам, возникающим из публичных пра¬воотношений, обращающегося в суд за защитой следует называть заявителем или жалобщиком; того, кому адресовано заявление или на кого подается жалоба, можно называть ответчиком. Ведь этот участник судопроизводства по сути своего участия отвечает по поводу заявления (жалобы) в свой адрес. Такую же термино¬логию можно было бы применять и для некоторых дел особого производства.

Однако гражданское процессуальное законодательство не вы¬работало условных терминов для обозначения лиц, участвующих в неисковых делах. Нередко в судебной практике при рассмотре¬нии дел неисковых производств используется понятие «ответ¬чик» применительно к тому участнику процесса, к которому ад¬ресовано заявление или жалоба.

В связи с этим напрашивается вывод о том, что стороны есть во всех случаях, когда в судопроизводстве участвуют два противостоящих процессуальных субъекта, лично юридически за¬интересованные в исходе дела. Таким образом, личная юридиче¬ская заинтересованность в исходе дела является главным опреде¬ляющим признаком, с помощью которого среди лиц, участвую¬щих в деле, можно выделить стороны.

Однако юридическая заинтересованность сторон выражается двояко, поскольку каждая сторона имеет в деле юридический интерес, основанный на том спорном материально-правовом от¬ношении, субъектами которого они являются. В дальнейшем ма¬териально-правовым интересом сторон к исходу дела обусловли¬вается их и процессуальный интерес, который в итоге состоит в том, что каждая сторона добивается от суда принятия реше¬ния, определенного для себя содержания.

Следовательно, юридическая заинтересованность в деле (юри¬дический интерес к делу) есть основанное на законе ожидание стороной предоставления ей судебной защиты нарушенного (оспоренного) субъективного права или законного интереса.

Безусловно, что понятие стороны в гражданском судопроиз¬водстве шире понятия стороны в спорном материальном право¬отношении. Вопросы о том, существует ли между сторонами су¬допроизводства материальное правоотношение, нарушено (оспо¬рено) ли право лица, обратившегося за судебной защитой, является ли нарушителем лицо, привлеченное к ответу, решают¬ся судом в результате рассмотрения дела и устанавливаются су¬дебным решением.

В связи с этим до принятия решения и вступления его в за¬конную силу стороны являются не действительными, а лишь предполагаемыми субъектами спорного материального правоотно-шения и, следовательно, предполагаемыми субъектами спорных субъективных прав и обязанностей, а также предполагаемыми носителями охраняемых законом интересов.

Действующее законодательство предоставляет возможность об¬ращения к суду за защитой своих прав и законных интересов не только субъектам действительно существующего правоотношения, но и тем, кто считает себя субъектом нарушенного (оспариваемо¬го) права и законного интереса, в связи с чем заинтересованность сторон в деле нельзя понимать как их объективно существующий интерес к судебному решению.

Для того, чтобы быть истцом (заявителем, жалобщиком) по конкретному делу, достаточно сослаться на заинтересованность в защите своего права или законного интереса. Тот, кто обращает¬ся за судебной защитой, должен лишь указать (а не доказать), что спорное право (охраняемый законом интерес) принадлежит ему.

Подводя итог сказанному, необходимо признать, что харак¬терными признаками сторон являются:

— наличие противоположных юридических интересов. В слу¬чае «слияния» истца и ответчика в одном лице является основа¬нием для прекращения производства по делу (например, в случае денежного судебного спора отца с сыном смерть отца повлечет за собой ликвидацию процесса, так как сын в результате наследова¬ния окажется субъектом права требования к самому себе);

— ведение сторонами процесса от своего имени;

— принятие судебного решения на имя .сторон;

— распространение силы судебного решений на стороны;

— возложение на стороны, по общему правилу, судебных расходов.

Сторонами в гражданском судопроизводстве могут быть граждане, а также государственные органы, органы местного са¬моуправления, государственные и муниципальные предприятия, некоммерческие организации, товарищества, общества и объеди¬нения, являющиеся и не являющиеся юридическими лицами.

В гражданском судопроизводстве две стороны: истец (заяви¬тель, жалобщик) и ответчик.

Истец — это тот, кто обращается в суд за защитой своего права или охраняемого законом интереса, либо тот, в чьих инте¬ресах предъявлен иск прокурором, государственным органом, ор¬ганом местного самоуправления, организацией, должностным ли¬цом, гражданином, если последнему законом предоставлено пол¬номочие на защиту от своего имени прав и законных интересов других лиц. Другими словами, истец — это тот, кто ищет судеб¬ной защиты.

Ответчик — лицо, по отношению к которому это принудите¬льное осуществление или защита права истцом требуется.

§ 2. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПРАВА И ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ОБЯЗАННОСТИ СТОРОН

Гражданское процессуальное законодательство наделяет сто¬роны широким кругом процессуальных прав и возлагает на них процессуальные обязанности. Права сторон делятся на общие и специальные.

Общие — это такие процессуальные права сторон, которыми наделены все лица, участвующие в деле, включая стороны, и ко¬торые указаны в ст. 38 и ряде других статей ГПК.

Специальные права сторон указаны в ст. 39, 56 и других ста¬тьях ГПК.

Общие процессуальные обязанности в основном сводятся к следующему. Стороны обязаны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами; соблю¬дать в судебном заседании установленный порядок и беспреко¬словно подчиняться соответствующим распоряжениям судей (ст. 158 ГПК), с уважением относиться к суду.

Специальные процессуальные обязанности бывают различ¬ными и зависят от характера конкретных процессуальных дейст¬вий, стадии гражданского процесса.

Процессуальные права и обязанности сторон объединяются по институтам гражданского процессуального права и различа¬ются по отдельным стадиям гражданского процесса. Например, право истца на отказ от иска, на изменение основания или пред¬мета иска, право ответчика на защиту против иска наряду с дру¬гими процессуальными правами и обязанностями сторон состав¬ляют содержание института иска.

Право на обжалование (внесение представления) на не всту¬пивших в законную силу решений и определений суда входит в состав института апелляции, кассации.

Кроме того, законодатель различает, например, процессуальные права и процессуальные обязанности сторон в стадии разбирате¬льства и разрешения дела по существу, в стадии апелляционного, кассационного производства и т. д. Также процессуальные права и процессуальные обязанности сторон связаны с деятельностью суда, вне которой они не могут существовать.

Таким образом, субъективное гражданское процессуальное право стороны — это установленная и обеспеченная нормами гражданского процессуального права мера возможного поведения стороны в гражданском процессе и возможность требования определенных действий от суда.

Гражданская процессуальная обязанность стороны — это требуемое и обеспеченное процессуальным законом должное по¬ведение стороны в гражданском процессе, соответствующее субъективному процессуальному праву суда.

Субъективные гражданские процессуальные права и обязанности являются правовой основой процессуальной деятельности сторон.

Процессуальная деятельность сторон достаточно многообраз¬на. Например, стороны вправе давать объяснения по делу, заяв¬лять различные ходатайства, представлять суду доказательства, участвовать в исследовании доказательств, в судебных прениях и т. д.

Действия сторон непосредственно влияют на динамику граж¬данских процессуальных правоотношений, т. е. порождают, изме¬няют и прекращают их. Например, обжалование судебного реше¬ния порождает новые процессуальные отношения между лицами, участвующими в деле, и судом второй инстанции. Отказ от иска прекращает производство по делу.

Распорядительный характер подобных процессуальных дейст¬вий сторон позволяет рассматривать их в качестве юридических фактов.

В некоторых случаях юридические действия сторон не имеют для гражданских процессуальных правоотношений значения юридических фактов (например, объяснения сторон, собирание, представление суду доказательств и участие в их исследовании, выступление в судебных прениях). Подобные процессуальные действия сторон можно назвать процессуальными поступками.

Однако процессуальные поступки в отличие от процессуаль¬ных юридических фактов являются результатом реализации уже возникших и существующих субъективных процессуальных прав и процессуальных обязанностей сторон.

Несмотря на то что стороны свободны в реализации преду¬смотренных законом процессуальных действий, вместе с тем они не могут совершать действий, противоречащих закону и наруша¬ющих права и законные интересы других лиц.

В гражданском процессе по содержанию можно выделить три группы субъективных процессуальных прав сторон:

— права, реализация которых влияет на динамику граждан¬ского судопроизводства;

— права на участие в судебном разбирательстве;

— права, обеспечивающие сторонам судебную защиту в кон¬ституционном значении.

Так, к первой группе необходимо отнести все права, которые выражают принцип диспозитивности. Ко второй относятся такие процессуальные права сторон, как право на личное участие в су¬дебном разбирательстве, право на представительство в суде, пра¬во на участие в исследовании доказательств и др.

Третью группу составляют права на обеспечение иска, обес¬печение доказательств, право на отвод судей, прокурора, секрета¬ря судебного заседания, переводчика, эксперта, специалиста, пра¬во подавать замечания на протокол судебного заседания и др.

Действующее гражданское процессуальное законодательство возлагает на стороны определенные обязанности. Например, в соответствии с ч. 3 ст. 38 ГПК за лицами, участвующими в деле, в том числе и за сторонами, закреплена обязанность доб¬росовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуа¬льными правами.

О возможной санкции на случай неисполнения указанной обязанности указано в ст. 99 ГПК, предусматривающей обязан¬ность недобросовестной стороны уплатить в пользу другой сто-роны компенсацию за фактическую потерю времени. Размер воз¬награждения определяется в таком случае судом в разумных пределах и с учетом конкретных обстоятельств.

Кроме того, каждая сторона должна доказать те обстоятель¬ства, на которые она ссылается как на основание своих требова¬ний и возражений (ст. 56 ГПК).

В ст. 115 ГПК предусмотрена процессуальная обязанность, в соответствии с которой судья с согласия стороны может вы¬дать на руки судебную повестку или иное судебное извещение в суд по делу для вручения участнику процесса.

Сторона, которой судья поручил доставить повестку, обязана возвратить в суд корешок судебной повестки или копию иного судебного извещения с распиской адресата в их получении.

Истец, обращающийся в суд за защитой своих прав, обязан также соблюсти требования ст. 131 ГПК, предъявляемые к иско¬вому заявлению. Неисполнение этой процессуальной обязанно¬сти влечет применение санкции, предусмотренной ст. 136 ГПК.

§ 3. ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ СОУЧАСТИЕ

Согласно ст. 35 ГПК «иск может быть предъявлен совместно несколькими истцами или к нескольким ответчикам». Допуская множественность лиц на стороне истца и ответчика, законодатель таким образом устанавливает институт процессуального соучастия.

В гражданском процессе цель процессуального соучастия со¬стоит в том, чтобы облегчить рассмотрение судом гражданских дел, более быстро и эффективно защитить и восстановить нару¬шенные права граждан. Основаниями процессуального соучастия могут быть принадлежность спорного права либо спорной обя¬занности нескольким лицам, соображения процессуальной эконо¬мии по одновременному рассмотрению нескольких исков и т. д.

Классификация соучастия производится по двум основаниям: процессуальному и материально-правовому.

По процессуально-правовому критерию различаются три вида соучастия в зависимости от того, на чьей стороне оно имеет место:

— активное соучастие — когда на стороне истца одновремен¬но участвует несколько лиц и участвует один ответчик;

— пассивное соучастие — когда один истец, а на стороне от¬ветчика одновременно участвует несколько лиц;

— смешанное соучастие — когда одновременно на стороне истца и ответчика участвует .несколько лиц.

Особенности материально-правового отношения дают основа¬ния утверждать, что соучастие допустимо, если:

— предметом спора являются общие права или обязанности нескольких истцов или ответчиков;

— права и обязанности нескольких истцов или ответчиков имеют одно основание;

— предметом спора являются однородные права и обязанности.

Если первые два случая являются результатом многосубъектности спорного материально-правового отношения, то в послед¬нем случае речь идет о частичном совпадении элементов юриди¬ческого состава, когда одни и те же юридические факты влекут возникновение юридических последствий для нескольких различ¬ных, но однородных материальных правоотношений, при кото¬рых исследуются одни и те же доказательства.

В связи с этим процессуальное соучастие подразделяется на:

—  обязательное (необходимое) соучастие;

—  необязательное (факультативное) соучастие.

Обязательное соучастие — это соучастие нескольких истцов или ответчиков, без которых невозможно рассмотрение и разрешение гражданского дела. Оно имеет место во всех случаях, когда прави¬льное решение вопроса о правах и обязанностях сторон по делу мо¬жет быть принято лишь при условии, если суд рассмотрит совмест¬но все требования соистцов и в отношении всех соответчиков.

Гражданское процессуальное законодательство не дает перечня случаев обязательного соучастия и указаний на его основания. Вместе с тем в судебной практике установилось правило, согласно которому обязательное соучастие должно иметь место во всех тех случаях, когда в основе требования нескольких истцов или к не¬скольким ответчикам лежит общее право или общая обязанность.

Однако судья не может, например, принять правильное реше¬ние, если не рассмотрит спор о праве общей собственности с точки зрения интересов всех собственников. Поэтому необхо-димое соучастие является обязательным условием разрешения споров в следующих делах:

— по делам об общей (совместной и долевой) собственности;

— о наследовании;

— об авторских и изобретательских правах, если это совме¬стный труд нескольких лиц;

—  по искам об исключении имущества по описи;

— по делам о защите чести, достоинства и деловой репута¬ции;

—  о праве пользования жилыми помещениями и др.

Суть обязательного соучастия состоит в том, что участие в судопроизводстве каждого соучастника необходимо. Однако суд по своему усмотрению не вправе привлечь в случае обязате¬льного соучастия тех соистцов, которые не заявили иск вместе с первоначальным истцом и не обратились в суд за защитой. Это объясняется действием в российском гражданском процессу¬альном праве принципа диспозитивности, в соответствии с кото¬рым при обязательном соучастии суд вправе привлекать в про¬цесс истцов лишь с их согласия.

В случае невозможности рассмотрения дела без участия соот¬ветчика (соответчиков) в связи с характером спорного правоот¬ношения суд вправе привлечь его (их) к участию в деле по соб¬ственной инициативе.

Факультативное (необязательное) соучастие — это соуча¬стие, которое диктуется целесообразностью и своевременностью совместного рассмотрения исковых требований нескольких ист¬цов или к нескольким ответчикам.

Факультативное соучастие — это такое соучастие, которое допу¬скается судом по своему усмотрению. Например, невозможно в од¬ном процессе рассматривать несколько однородных требований (например, иск о взыскании заработной платы, предъявленный не¬сколькими лицами, или иск к нескольким должностным лицам, ко¬торые своими действиями причинили материальный ущерб истцу).

Гражданское процессуальное законодательство не предусматри¬вает условий факультативного соучастия. Решая вопрос о соеди¬нении в одном производстве нескольких исков, если на стороне истца или ответчика участвуют одни и те же лица, суды исходят из соображений целесообразности: способствует ли совместное рассмотрение нескольких исков в одном производстве вынесению законного и обоснованного решения; обеспечивается ли процессу¬альная экономия времени и расходов на производство и предот¬вращается ли возможность вынесения противоречивых решений.

Указанные цели могут быть достигнуты, если объединенные для совместного рассмотрения исковые требования так или иначе связаны между собой и именно в силу существующей между несколькими исками связи суду проще и удобнее рас¬смотреть их совместно.

Связь между несколькими исковыми требованиями имеется при однородности оснований исков и взаимной связи исковых требований. Подобные однородные основания исков возможны, например, если при выполнении работы по договору бытового подряда несколько подрядчиков совместными действиями причи¬нили ущерб заказчику — каждый просрочил выполнение своей части работы.

Аналогичная взаимная связь исковых требований встречается также в трудовых делах при взыскании несколькими лицами с наймодателя различных платежей, вытекающих из трудового договора (заработной платы, премиального вознаграждения, вы¬ходного пособия и проч.).

В связи с тем, что единственным условием факультативного соучастия являются соображения целесообразности, в случаях когда соединены иски нескольких лиц или к нескольким лицам, совместное рассмотрение которых усложняет и тормозит работу, судья вправе разъединить эти иски (ст. 151 ГПК). Судья вправе по своей инициативе или по ходатайству сторон выделить отде¬льное требование в самостоятельное производство лишь в случа¬ях факультативного соучастия.

В ГПК не решен вопрос о том, до какого момента возможно соединять иски при соучастии. Поскольку факультативное про¬цессуальное соучастие способствует сокращению времени и рас¬ходов, допускать его целесообразно при предъявлении иска и в стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Что каса¬ется обязательного соучастия, то привлечение соучастников не только возможно, но и необходимо в любом положении дела вплоть до принятия решения.

Процессуальное положение соучастников определено в ст. 40 ГПК, согласно которому каждый из истцов или ответчи¬ков по отношению к другой стороне выступает в процессе само¬стоятельно.

Из данного правила не делается исключения. Самостоятель¬ность каждого из соучастников означает, что действия одного из участников не служат ни в пользу, ни во вред остальным. Каж¬дый из соучастников является самостоятельным субъектом про¬цесса и обладает всеми правами и обязанностями стороны. Вме¬сте с тем согласно ст. 40 ГПК соучастники могут поручить веде¬ние дела одному или нескольким из соучастников. Данное поручение должно быть оформлено в соответствии с правилами оформления судебного представительства (ст. 53 ГПК).

Процессуальное соучастие как правовой институт служит га¬рантией установления обстоятельств дела и значительно ускоря¬ет рассмотрение и разрешение нескольких исковых требований. Кроме того, процессуальным соучастием достигается также пре¬дупреждение противоречивых решений всех спорных вопросов, стоящих перед судом по конкретному делу.

Таким образом, совокупность признаков, характеризующих институт процессуального соучастия, позволяет определить его как участие на стороне истца или ответчика либо на стороне того или другого одновременно нескольких лиц, являющихся субъектами спорного материального правоотношения, права требования и обязанности которых взаимно не исключаются.

§4. ЗАМЕНА НЕНАДЛЕЖАЩЕГО ОТВЕТЧИКА

Действительных участников гражданского судопроизводства по конкретному делу называют надлежащими сторонами.

Ненадлежащие стороны — это такие лица, которые первона¬чально предполагались участниками спорного материального правоотношения, но, как выяснилось впоследствии, таковыми в действительности не являлись.

От общих условий, при которых физическое или юридиче¬ское лицо может быть стороной в процессе (а такими общими условиями являются заинтересованность в исходе дела и нали-чие гражданской процессуальной правоспособности), следует от¬личать способность быть стороной в данном процессе.

Возникший судебный процесс будет нормально развиваться только в том случае, если ответчик является надлежащим ответ¬чиком.

В ст. 41 ГПК предусмотрено правило, в соответствии с кото¬рым суд при подготовке дела или во время его разбирательства в суде первой инстанции может допустить по ходатайству или с согласия истца замену ненадлежащего ответчика надлежащим.

Из данной правовой нормы следует вывод: чтобы быть над¬лежащей стороной в конкретном деле, необходимо быть субъек¬том спорного материального правоотношения и иметь связь с правом требования и обязанностью, вытекающими из данного материального правоотношения.

Именно принадлежность определенному лицу права или связь определенного лица с обязанностью в спорном материальном пра¬воотношении обусловливает способность не к процессу вообще (что характерно для гражданской процессуальной правоспособности), а способность быть стороной в том или ином конкретном случае.

В теории гражданского процессуального права такую способ¬ность лица — быть стороной в конкретном деле — называют леги¬тимацией к данному гражданскому процессу.

Юридическая связь лица с правом, по поводу защиты или восстановления которого возник данный процесс, называется ак¬тивной легитимацией. Связь лица с обязанностью, вытекающей из спорного материального правоотношения в данном процессе, называют пассивной легитимацией.

Гражданское процессуальное законодательство возлагает на истца обязанность установить способность ответчика быть сторо¬ной данного процесса.

Следовательно, легитимировать себя и ответчика — значит указать в исковом заявлении все факты, которые могут пред¬варительно убедить судью в том, что истец и ответчик являют¬ся субъектами спорного материального правоотношения.

В связи с тем что то или иное лицо само легитимирует себя в качестве истца или кого-то (гражданина или организа¬цию) в качестве ответчика в конкретном процессе, легитимацию следует рассматривать как субъективный момент в правоотноше¬нии. О таком значении легитимации говорит наличие в судебной практике случаев, когда кто-нибудь легитимирует себя в качест¬ве истца вместо другого лица в чужом процессе.

Вместе с тем заинтересованное лицо, выступающее в защиту своего права, нельзя отождествлять с надлежащей стороной. Не¬заинтересованное в смысле ст. 3 и 4 ГПК лицо — это тот, кто предъявляет иск от своего имени в защиту прав и интересов других лиц, не будучи уполномоченным на то законом или дове¬ренностью. Обращение в суд лица незаинтересованного влечет отказ в принятии от него искового заявления в соответствии со ст. 3 и п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК.

Надлежащая сторона — действительный субъект спорного материального правоотношения. Следовательно, признание сторо¬ны надлежащей зависит от того, является ли сторона субъектом спорного правоотношения. Поэтому при подаче искового заявле¬ния судья не в состоянии определить, является ли ответчик над¬лежащим, и не может по такому основанию отказать в приеме искового заявления.

В ст. 41 ГПК говорится о том, что выяснение судом вопроса, предъявлен ли иск к тому лицу, которое должно отвечать по иску, происходит при подготовке дела или во время разбирате¬льства дела.

Предъявление иска к ненадлежащему ответчику осложняет процесс, препятствует его нормальному развитию. Правила заме¬ны ненадлежащего ответчика надлежащим, установленные ст. 41 ГПК, отражают субъективный характер легитимации.

Замена ненадлежащего ответчика надлежащим. Гражданское процессуальное законодательство предусматривает возможность замены только ненадлежащего ответчика, которого определяет истец. Поэтому прежде всего истец должен дать согласие на устранение из дела названного им ответчика и замену его дру¬гим ответчиком, у которого предположительно имеется связь с обязанностью отвечать по данному иску.

Только при согласии истца на замену ответчика суд выносит определение, которым освобождает ненадлежащего ответчика от обязанности участвовать в процессе и откладывает дело для привлечения в процесс надлежащего ответчика, если при этом не изменяется подсудность данного дела.

Если истец не соглашается на замену ответчика, суд не впра¬ве устранить из дела первоначального ответчика по своему усмотрению и должен рассматривать и разрешать дело по предъ¬явленному иску.

Привлеченный с согласия истца в процесс ответчик пользует¬ся всеми процессуальными правами с момента вступления. При вступлении в процесс надлежащего ответчика все происходившее до его вступления для него необязательно, поскольку рассмотре¬ние дела производится судом сначала.

Ненадлежащий ответчик, оставшийся по требованию истца в процессе и являющийся субъектом первоначально заявленного = иска, пользуется всеми процессуальными правами стороны с нача¬ла возникновения процесса до постановления судебного решения.

§ 5. ГРАЖДАНСКОЕ ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВОПРЕЕМСТВО

Перемена лиц в гражданском судопроизводстве возможна не только в порядке замены ненадлежащей стороны надлежащей, но и в порядке процессуального правопреемства (ст. 44 ГПК). Суть гражданского процессуального правопреемства заключается в пере¬ходе процессуальных прав и обязанностей стороны (предшествен¬ника) к другому лицу, которое становится правопреемником этой стороны в гражданском деле.

Основанием для замены стороны правопреемником является правопреемство в спорном или установленном решением суда материальном правоотношении. Такая ситуация может сложиться в случае смерти гражданина, участвовавшего, например, в каче¬стве истца в гражданском судопроизводстве. Если у умершего имелись наследники, к ним в порядке правопреемства перейдут все материальные права и обязанности. ; Кроме того, это возможно также в случаях реорганизации на: основании ст. 58 ГК юридического лица (однако ликвидация юридического лица влечет на основании п. 1 ст. 61 ГК прекращение его существования без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам), уступки требования (когда основанием процессуального правопреемства может быть не только общее (универсальное) правопреемство материальных прав и обязанностей, но и единичное (сингулярное) правопреемство в случаях перехода от одного лица к другому отдельного субъективного права на основании п. 1 ст. 382 ГК или отдельная юридическая обязанность (п. 1 ст. 391 ГК), перевода долга и другие случаи перемены лиц в обязательстве.

Правопреемство в материальных правоотношениях является основанием для замены выбывшего истца наследниками (или од¬ним из них), т. е. для процессуального правопреемства. Но в при¬веденном примере замена произойдет при условии изъявленного наследниками желания вступить в процесс. Если же умерший гражданин участвовал в качестве ответчика, то правопреемник бу¬дет привлечен в процесс судом. .

Таким образом, гражданское процессуальное правопреемство в отличие от гражданского материального правопреемства может быть только общим (универсальным), поскольку правопреемник полностью заменяет собой правопредшественника во всем объеме его процессуальных прав и обязанностей. Гражданское процессу¬альное правопреемство допускается во всех стадиях гражданско¬го судопроизводства.

Следовательно, гражданское процессуальное правопреемство представляет собой замену лица, участвующего в процессе в ка¬честве стороны (правопредшественника), другим лицом (право¬преемником), при которой правопреемник продолжает в процессе участие правопредшественника.

Таким образом, при вступлении в процесс правопреемника новое производство по делу не возбуждается, поскольку процес¬суальное правопреемство характеризуется тем, что правопреем¬ник продолжает участие в процессе правопредшественника.

При этом действия суда будут различны в зависимости от того, в какой стадии процесса произошла замена стороны в по¬рядке правопреемства. Например, если сторона выбыла из про¬цесса при рассмотрении дела в суде первой инстанции, то суд в соответствии со ст. 215 и ст. 217 ГПК обязан приостановить производство по делу до вступления в него правопреемника.

После того как правопреемник определен и просит допустить его в процесс вместо выбывшего истца, суд выносит определение 86

о его допуске и оно не может быть обжаловано. Определение суда об отказе в допуске в процесс правопреемника может быть обжаловано в частном порядке.

В отличие от выбытия истца при выбытии из процесса от¬ветчика суд по ходатайству истца или по собственной инициати¬ве выносит определение о привлечении правопреемника.

Гражданское процессуальное правопреемство возможно там, где допускается   правопреемство   в    материальных   правоотношениях I и которое не связано с личностью стороны (например, по искам об алиментах, о расторжении брака, восстановлении на работе и т. п.).

При гражданском процессуальном правопреемстве судопроиз¬водство продолжается с той стадии, на которой произошла заме¬на стороны и правопреемник вступил в дело и для него все про¬изошедшее в процессе до его вступления обязательно в той мере, в какой оно было бы обязательно для лица, которое пра¬вопреемник заменил (ч. 2 ст. 44 ГПК).

Несмотря на то что ст. 44 ГПК предусматривает замену в порядке гражданского процессуального правопреемства только стороны, вместе с тем правила этого процессуального института распространяются и на третьих лиц.

Необходимо иметь в виду, что замена стороны в порядке процессуального правопреемства отличается от замены ненадле¬жащей стороны надлежащей по основаниям и правовым послед¬ствиям. При процессуальном правопреемстве спорное или уста¬новленное решением суда материальное правоотношение переходит от выбывшей стороны к другому лицу и именно поэтому производство по делу продолжается. Кроме того, между ненадлежащей и надлежащей сторонами нет никакой материально-правовой связи. Предполагаемая связь по материальному правоотношению существует у надлежащей стороны с противоположной стороной и у ненадлежащей сторо¬ны также с противоположной стороной. Однако оба эти матери¬альные правоотношения не связаны друг с другом.

В связи с этим процессуальные действия, совершенные ненад¬лежащей стороной, не влекут последствий для надлежащей сто¬роны и необязательны для нее. При одновременном участии в процессе ненадлежащей и надлежащей сторон в производстве по делу рассматриваются два самостоятельных и независимых друг от друга спорных материальных правоотношения. Право-предшественник и правопреемник одновременно участвовать в процессе не могут.

Кроме того, замена ненадлежащей стороны надлежащей воз¬можна только в стадии разбирательства дела по существу, а про¬цессуальное правопреемство имеет место по основаниям, возни¬кающим в течение всего процесса.

Глава   6

ТРЕТЬИ ЛИЦА В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

§ 1. ТРЕТЬИ ЛИЦА, ЗАЯВЛЯЮЩИЕ САМОСТОЯТЕЛЬНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ НА ПРЕДМЕТ СПОРА

В гражданском процессе третьими лицами, заявляющими са¬мостоятельные требования на предмет спора между сторонами, являются лица, вступающие в дело до принятия судебного по¬становления судом первой инстанции путем предъявления иска для защиты своих прав и законных интересов (ст. 42 ГПК).

Из этого определения следует, что вступление такого лица в гражданский процесс есть не что иное, как предъявление иска. Некоторая особенность состоит лишь в том, что иск предъявля¬ется к лицам, которые уже являются участниками процесса по определенному делу. Другими словами, это вторжение в чужой процесс, начатый другим лицом.

Третье лицо, вступая в процесс, заявляет самостоятельное требование о защите своих субъективных материальных прав и добивается присуждения в свою пользу предмета, о котором спорят первоначальный истец и ответчик, или признания за со¬бой права, оспариваемого первоначальными сторонами.

Вопрос о том, кто является ответчиком перед третьим лицом, заявляющим самостоятельное требование на предмет спора, в действующим ГПК не решен. Неоднозначно этот вопрос реша¬ется и в правоведении. Большинство ученых-процессуалистов до¬пускают предъявление иска третьим лицом, заявляющим само-стоятельное требование на предмет спора, как к одной из перво¬начальных сторон, так и к обеим сторонам.

Это объясняется тем, что предъявление иска к обеим перво¬начальным сторонам основано на том, что обе они и вступающее в процесс третье лицо связаны предполагаемыми спорными пра¬воотношениями. В данном случае субъектами предполагаемых спорных материальных правоотношений являются первоначаль¬ный истец и третье лицо, ответчик и третье лицо.

В связи с этим во всех случаях, когда третье лицо оспарива¬ет право на предмет спора у первоначального истца и ответчика, ответная сторона в споре по иску третьего лица представлена двумя лицами. Таким образом, при одновременном участии в процессе надлежащего и ненадлежащего истцов надлежащий истец занимает положение третьего лица, заявляющего самостоя¬тельное требование на предмет спора, а не соистца.

Соучастниками оба эти истца быть не могут потому, что при соучастии предъявленные для совместного рассмотрения требова¬ния не должны исключать друг друга, т. е. удовлетворение одно¬го из требований не должно зависеть от отказа в удовлетворе¬нии другого требования. Надлежащий же истец предполагается субъектом самостоятельного права на предмет спора по основно¬му иску. Иск вступившего в процесс надлежащего истца никогда не может быть предъявлен совместно с иском первоначального (ненадлежащего) истца, так как эти иски исключают друг друга, поскольку надлежащий и ненадлежащий истцы являются носите¬лями взаимно исключающих друг друга интересов.

Поэтому надлежащий истец, вступивший в процесс и участ¬вующий в нем одновременно с ненадлежащим, имеет все призна¬ки третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора. Однако было бы неверным утверждать, что во всех без исключения случаях третье лицо, заявляя самостоятель¬ное требование на предмет спора, адресует его к обеим сторо¬нам. В юридической литературе описаны случаи, когда третье лицо предъявляет исковое требование только к одной из сторон, не оспаривая интересов другой.

В гражданском процессе отношения между сторонами и третьим лицом, заявляющим самостоятельное требование на предмет спора, конкретизируются в ряде практических положе¬ний. Например, если третье лицо адресует самостоятельное тре¬бование к обеим первоначальным сторонам, а истец отказался от иска к ответчику, предметом рассмотрения остается иск третьего лица к истцу и ответчику.

Субъектами возможного мирового соглашения в такой ситуа¬ции окажутся первоначальный истец, но уже в качестве ответчи¬ка перед третьим лицом, и первоначальный ответчик — с одной стороны и третье лицо — с другой. Утверждение мирового согла¬шения в таком случае явится правовым основанием полного прекращения производства по делу.

В случае если третье лицо адресует самостоятельное требова¬ние только к первоначальному истцу, то отказ истца от иска к ответчику должен повлечь прекращение в этой части произ¬водства по делу и освобождение ответчика от участия в процес¬се. Первоначальный истец остается в процессе в качестве ответ¬чика перед третьим лицом. Мировое соглашение может быть за¬ключено между первоначальным истцом и третьим лицом.

Утверждение мирового соглашения в таком случае явится осно¬ванием для полного прекращения производства по делу.

Если третье лицо адресует самостоятельное требование толь¬ко к ответчику, отказ истца от иска влечет прекращение произ¬водства по делу по первоначальному иску, но при этом ответчик остается в процессе уже в роли ответчика перед третьим лицом. Субъектами мирового соглашения в этой ситуации могут быть третье лицо и ответчик. Мировое соглашение между первонача¬льными сторонами, утвержденное судом, является основанием для выбытия из процесса первоначального истца.

Согласно ч. 1 ст. 42 ГПК третьи лица, заявляющие самостояте¬льное требование на предмет спора, могут вступить в процесс до принятия судебного постановления судом первой инстанции, т. е. до удаления суда в совещательную комнату. Однако следует учесть, что вступление третьего лица в стадии судебного разбира¬тельства должно повлечь за собой отложение дела, поскольку рас¬смотрение дела должно производиться с самого начала.

Это вызвано тем, что ему понадобятся дополнительные дока¬зательства, обосновывающие его иск, которые вряд ли окажутся в распоряжении суда. Поэтому практически более целесообраз¬ным является вступление третьего лица, заявляющего самостоя¬тельное требование на предмет спора, в стадии подготовки дела к судебному разбирательству.

В связи с тем, что третье лицо, заявляющее самостоятельное требование на предмет спора, по правовой природе своего учас¬тия есть не кто иной, как истец, то объем процессуальных прав и обязанностей у него такой же, как у истцов (ч. 1 ст. 42 ГПК).

Вместе с тем третье лицо, заявляющее самостоятельное тре¬бование на предмет спора, отличают от первоначального истца следующие признаки:

— третье лицо, заявляющее самостоятельное требование на предмет спора, всегда вступает в начатый процесс;

— ответчиками перед третьим лицом, заявляющим самостоя¬тельное требование на предмет спора, могут быть как одна из первоначальных сторон, так и обе стороны;

— основания требования третьего лица могут быть такими же (не теми же, а аналогичными) или иными;

— иск третьего лица, заявляющего самостоятельное требова¬ние на предмет спора, не может быть предъявлен совместно с иском первоначального истца, поскольку третье лицо и перво¬начальный истец являются носителями взаимно исключающих друг друга интересов, и удовлетворение требований истца долж¬но повлечь отказ в иске третьему лицу.

В связи с тем, что вступление третьего лица, заявляющего самостоятельное требование на предмет спора, есть по правовой природе предъявление иска, оно должно быть оформлено по правилам, регулирующим предъявление иска (ст. 131 ГПК).

Судья, допуская третье лицо, заявляющее самостоятельное требование на предмет спора, к участию в процессе, должен вы¬нести определение.

Вместе с тем третьему лицу может быть отказано в допуске к участию в процессе. На данное определение об отказе в допус¬ке третьего лица в процесс может быть подана частная жалоба.

Лицо, намеревающееся вступить в чужой процесс с самостоя¬тельным требованием на предмет спора, может в перспективе предъявить иск к той из сторон, в пользу которой состоится су¬дебное решение. Однако данный путь защиты законных интере¬сов «несостоявшегося» третьего лица не всегда эффективен, так как не исключено, что вещь, по поводу которой было рассмотре¬но и разрешено дело между истцом и ответчиком, к моменту предъявления такого иска может быть уничтожена или оказаться в собственности добросовестного владельца и т. п.

В силу действия в гражданском процессуальном праве прин¬ципа диспозитивности судья не вправе по своей инициативе привлекать в процесс третьих лиц, заявляющих самостоятельное требование на предмет спора.

§ 2. ТРЕТЬИ ЛИЦА, НЕ ЗАЯВЛЯЮЩИЕ САМОСТОЯТЕЛЬНЫХ ТРЕБОВАНИЙ НА ПРЕДМЕТ СПОРА

Другой вид участия третьего лица в гражданском судопроиз¬водстве предусмотрен ст. 43 ГПК, в соответствии с которой третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований отно¬сительно предмета спора, могут вступить в дело на стороне ист¬ца или ответчика до принятия судом первой инстанции судебно¬го постановления, если решение по делу способно повлиять на их права и обязанности по отношению к одной из сторон.

Данные права и обязанности также составляют юридический интерес третьего лица в чужом процессе. Например, в случае пропажи пальто в гардеробе театра гардеробщик заинтересован в участии в процессе по иску зрителя — собственника пальто — к театру о возмещении стоимости пропавшего имущества.

В данном случае заинтересованность гардеробщика основана на том, что при удовлетворении иска театр впоследствии вправе предъявить к нему регрессный иск и взыскать ту сумму, кото¬рую театру пришлось по решению суда выплатить собственнику пропавшего пальто.

В данном случае гардеробщик (третье лицо) в процессе по спо¬ру между зрителем (истцом) и театром (ответчиком) никаких требо¬ваний не заявляет. К нему также не может быть предъявлено требование о возмещении стоимости пальто, так как предметом спо¬ра между сторонами является договор хранения, участником которо¬го гардеробщик не является. Однако, участвуя в чужом процессе и доказав отсутствие своей вины в пропаже вещи, гардеробщик (третье лицо) может обеспечить в будущем защиту своих прав и в удовлетворении регрессного иска к нему судом будет отказано.

Таким образом, заинтересованность третьего лица без само¬стоятельных требований на предмет спора в чужом процессе в подобных ситуациях иная, чем заинтересованность третьего лица, вступающего в процесс в порядке ст. 42 ГПК.

Данные третьи лица называются третьими лицами, не заявляю¬щими самостоятельных требований на предмет спора, и могут участ¬вовать на стороне истца или ответчика. Участвуя в чужом процессе, третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований, помогает истцу или ответчику, на стороне которого оно выступает, добиться вынесения решения в его пользу, но тем самым защищает свои за¬конные интересы, т. е. предотвращает для себя возможность регрессной ответственности перед стороной либо обеспечивает себе воз-можность предъявления требования к стороне в будущем.

Заинтересованность третьего лица, не заявляющего самостоя¬тельных требований на предмет спора, в чужом процессе должна иметь объективный характер. Это означает, что интерес должен быть основан на связи третьего лица по предполагаемому материальному правоотношению с одной из сторон.

В теории гражданского процессуального права высказана мысль о том, что правоотношение третьего лица со стороной производно и зависимо от первоначального спорного правоотношения между истцом и ответчиком, составляющим предмет основного иска. По-добная характеристика материального правоотношения, которым сторона связана с третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований, не соответствует действительному положению вещей.

В данном случае можно говорить о том, что существование третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования на предмет спора, производно от существования сторон, поскольку вне процесса по спору между истцом и ответчиком не может по¬явиться и существовать третье лицо. При этом необходимо отме¬тить, что сами материальные правоотношения между одной из сторон и третьим лицом совершенно самостоятельны.

Так, в приведенном примере с участием гардеробщика в качест¬ве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования на предмет спора, основанием для привлечения его в процесс послужи¬ло правоотношение, порожденное трудовым договором между ним и театром, а спорное правоотношение между истцом и ответчиком основано на договоре хранения. Каждое из этих правоотношений возникло и существует самостоятельно и не зависит друг от друга.

В ГПК характер юридической заинтересованности третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, определяется следующей формулировкой: третьи лица мо¬гут вступить в дело, «если судебное постановление по делу мо¬жет повлиять на их права или обязанности по отношению к од¬ной из сторон» (ст. 43).

В ст. 167-169 ГПК РСФСР 1923 г. юридический интерес третьего лица был выражен несколько иначе. Вступление или привлечение третьих лиц было возможно, если решение по делу могло создать у них права и обязанности по отношению к од¬ной из сторон.

В правоведении такая формулировка закона признавалась не¬удачной, поскольку подавляющее большинство представителей теории гражданского процессуального права исходили из того, что решением суда никакие права и обязанности не создаются. Так, в частности, не признавалось правильным встречающееся в практике указание в резолютивной части решения о предостав¬лении стороне права регресса, поскольку это право предоставле¬но законом, а не судом.

Поэтому вопрос о том, может ли судебное решение создавать какие-либо права и обязанности, следует решать с позиции дей¬ствующего законодательства. Так, Гражданский кодекс РФ, при¬давая судебному решению значение юридического факта, называ¬ет его в перечне оснований возникновения гражданских прав (ст. 8, 12 ГК).

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, могут вступить в дело как по собственной ини¬циативе, так и могут быть привлечены к участию в деле по хо-датайству лиц, участвующих в деле, или по инициативе суда (ст. 43 ГПК).

Вступление или привлечение третьего лица допускается до постановления судом решения. Если третье лицо вступает в про¬цесс по своей инициативе, оно должно подать в суд заявление, которое государственной пошлиной не оплачивается.

Допуск в процесс третьего лица, не заявляющего самостояте¬льных требований на предмет спора, оформляется путем вынесе¬ния судом соответствующего определения.

В ст. 43 ГПК установлено, что третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, пользуются про¬цессуальными правами и несут процессуальные обязанности сто¬рон. Подобно сторонам они могут давать суду объяснения, пред¬ставлять доказательства, ходатайствовать о назначении эксперти¬зы, участвовать в исследовании доказательств и в судебных прениях, совершать другие процессуальные действия, право на совершение которых предоставлено сторонам законом. Но процессуальное положение третьего лица, не заявляющего самостоя¬тельных требований на предмет спора, не совпадает полностью с процессуальным положением истца, ответчика, соучастников.

Принципиальное отличие состоит в том, что стороны явля¬ются субъектами основного спорного материального правоотно¬шения. Сколько бы ни было лиц на стороне истца или ответчи¬ка, все они — субъекты спора о праве, рассматриваемого и разре¬шаемого судом. Каждый из соистцов связан правоотношением с ответчиком, каждый из соответчиков связан правоотношением с истцом. Данная связь соучастников по правоотношению с дру¬гой стороной означает, что они обладают взаимными субъектив¬ными правами и юридическими обязанностями.

Вместе с тем третье лицо, не заявляющее самостоятельных тре¬бований на предмет спора, находится за пределами основного спор¬ного материального правоотношения и не является его субъектом.

Например, если третье лицо участвует на стороне ответчика, оно не связано правоотношением с истцом и не обладает по от¬ношению к последнему правами и не несет обязанности. Если же третье лицо выступает на стороне истца, у него нет субъек¬тивных прав и юридических обязанностей по отношению к от¬ветчику, так как нет с последним связи по правоотношению.

В связи с тем, что третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора, не является субъектом основ¬ного спорного правоотношения, законодатель не наделил его ря¬дом процессуальных прав, принадлежащих сторонам.

Так третье лицо не имеет права на изменение основания и предмета иска, увеличение или уменьшение размера исковых тре¬бований, а также на отказ от иска, признание иска или заключение мирового соглашения, а также на предъявление встречного иска и на требование принудительного исполнения судебного решения.

Права, в которых ограничено третье лицо, являются распоря¬дительными, т. е. направленными на распоряжение объектом спора. Не будучи субъектом основного спорного правоотношения между сторонами, третье лицо не может совершать процессуаль¬ные действия, направленные на распоряжение объектом этого правоотношения.

Поэтому то обстоятельство, что третьи лица, участвующие в процессе в порядке ст. 43 ГПК, наделены, по существу, всеми процессуальными правами и процессуальными обязанностями сторон, за небольшим, но важным изъятием, является одной из причин смешения третьих лиц этого вида с соучастниками.

В связи с этим, обращая внимание судов на необходимость различать стороны и третьих лиц, не заявляющих самостоятель¬ных требований на предмет спора, в свое время Гражданская кассационная коллегия Верховного Суда РСФСР еще в первые годы применения Гражданского процессуального кодекса РСФСР правильно отметила, что «привлечение третьих лиц на свою сторону истцом или ответчиком не создает для третьих лиц положения стороны»1.

В гражданском процессе с участием третьего лица, не заявля¬ющего самостоятельных требований на предмет спора, всегда имеется только один иск истца к ответчику, а не несколько па¬раллельных исков, как при процессуальном соучастии.

При реализации своих прав третье лицо, не заявляющее са¬мостоятельных требований на предмет спора, действует в про¬цессе самостоятельно, т. е. никак не зависит от согласования своих процессуальных действий со стороной, рядом с которой оно выступает.

В связи с тем, что третье лицо не является субъектом спор¬ного правоотношения в процессе по спору между первоначаль¬ными сторонами, то ничего не может быть присуждено в пользу третьего лица и с него ничего не может быть взыскано. Взаимо¬отношения между первоначальной стороной и третьим лицом по общему правилу рассматриваются и разрешаются в самостояте¬льном судопроизводстве (например, по регрессному иску).

Вместе с тем решение суда по спору между первоначальными сторонами будет иметь преюдициальное (предрешающее) значе¬ние для третьего лица в случае, если в будущем возникнет такое судопроизводство по спору между первоначальной стороной и третьим лицом, где один из них займет положение истца, а другой — ответчика.

Если проводить сопоставление сторон и третьих лиц, как заяв¬ляющих самостоятельные требования на предмет спора, так и не заявляющих таковых в гражданском процессе, то необходимо отме¬тить, что и те и другие имеют общие черты. Этой общей чертой, объединяющей стороны и третьих лиц, будет являться субъектив¬ная (личная) заинтересованность в гражданском процессе.

Вместе с тем анализ процессуального положения третьих лиц обоих видов дает основания для вывода о том, что они сущест¬венно различаются, в связи с чем законодательством предусмот¬рены два самостоятельных вида третьих лиц. Так, ст. 42 ГПК предусматривает участие в судопроизводстве третьих лиц, заяв¬ляющих самостоятельные требования на предмет спора, а ст. 43 ГПК — участие в судопроизводстве третьих лиц, не заявлявших самостоятельных требований на предмет спора.

Глава   7 I

УЧАСТИЕ ПРОКУРОРА В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

§ 1. ЦЕЛЬ И ОСНОВАНИЕ УЧАСТИЯ ПРОКУРОРА В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Гражданским процессуальным законодательством прокурор отнесен к лицам, участвующим в деле, что связано с его юридической заинтересованностью в защите субъективных прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций (ст. 34 ГПК)! Однако эта заинтересованность иного рода, чем заинтересованность сторон и третьих лиц, заявителей и жалобщиков по неисковым делам.

Последние лично заинтересованы в исходе дела, в котором? участвуют как субъекты предположительно нарушенных (оспари¬ваемых) прав и законных интересов. Прокурор же от имени Российской Федерации осуществляет надзор за исполнением действующих на ее территории законов. Следовательно, заинте¬ресованность прокурора является государственно-правовой.

Участие прокурора в гражданском судопроизводстве регулируется Конституцией РФ, Федеральным законом от 17 ноября 1995 г. «О прокуратуре Российской Федерации»1 и другими федеральными законами, международными договорами РФ, Гражданским процессуальным кодексом и другими законами.

Закон «О прокуратуре Российской Федерации» предусматривает  осуществление  прокуратурой   Российской   Федерации  надзорной функции в целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина.

Кроме того, прокуроры в соответствии с процессуальным за¬конодательством РФ участвуют в рассмотрении дел судами, вно¬сят представления на противоречащие закону решения, определения и постановления судов (п. 3 ст.  1  Закона «О прокуратуре Российской Федерации»).

Вместе с тем законодатель не наделяет прокурора функцией надзора за деятельностью судов по осуществлению правосудия. В этом выражается одно из проявлений конституционного прин¬ципа независимости судей и подчинения их только Конституции и Федеральному закону (ст. 120 Конституции РФ).

В гражданском судопроизводстве прокурор выступает само¬стоятельно н независимо от других участвующих в деле лиц, по¬скольку его заинтересованность в процессе вытекает из его ком¬петенции.

Таким образом, сущность участия прокурора в гражданском процессе заключается в том, что прокурор обеспечивает закон¬ность действий всех участников судопроизводства, правиль¬ность выносимых судом постановлений, устраняет всякие нару¬шения закона, оказывает помощь суду в осуществлении право¬судия.

В силу своей компетенции прокурор может быть заинтересо¬ван и может участвовать в рассмотрении и разрешении любого гражданского дела. Этим заинтересованность прокурора отлича¬ется от заинтересованности государственных органов и органов местного самоуправления, участие которых в гражданском судо¬производстве ограничивается лишь сферой их деятельности, их функциями.

В соответствии с п. 3 ст. 35 Закона «О прокуратуре Россий¬ской Федерации» и ст. 45 ГПК прокурор участвует в рассмотре¬нии судами гражданских дел, если того требует защита прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Россий¬ской Федерации, муниципальных образований.

Из этого следует, что основанием участия прокурора в гражданском процессе является осуществление им законоох-ранительной функции.

Вместе с тем от основания участия прокурора в гражданском судопроизводстве следует отличать поводы для такого участия.

Так, прокурор может участвовать в процессе по конкретному гражданскому делу в связи с устными или письменными заявле¬ниями граждан, сообщениями государственных органов, обще¬ственных или иных организаций, публикациями в средствах мас¬совой информации и т. п. Любое заинтересовавшее его сообще¬ние может послужить поводом к участию в судопроизводстве.

Необходимость участия в конкретном гражданском деле в по¬давляющем большинстве случаев определяется мнением прокуро¬ра. «Мнение» прокурора означает, что прокурор сам, исходя из понимания своих обязанностей, решает вопрос о личном участии в процессе по тому или иному гражданскому делу с учетом тре¬бований ст. 45 ГПК.

Однако есть категории гражданских дел, при рассмотрении которых прокуроры обязаны принимать участие в силу закона.

Так, прокурор обязан участвовать при рассмотрении судом сле¬дующих дел: о защите избирательных прав граждан (ст. 259 ШК), о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объяв¬лении гражданина умершим (ст. 278 ШК), о признании граждан недееспособными или ограниченно дееспособными, об ограничении,; Г или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет; самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией или; иными   доходами   (ст.   284   ШК),   об   усыновлении   (удочерении): ребенка   (ст.    273    ШК),    об    объявлении    несовершеннолетнего ч (ст. 288 ШК) полностью дееспособным (эмансипация), о принуди-1 тельной госпитализации гражданина в психиатрический стационар; или о продлении срока принудительной госпитализации граждани¬на, страдающего психическим расстройством (ст. 304 ГПК). I?

С обязательным участием прокурора также рассматриваются судом дела о лишении родительских прав (ст. 70 СК), об ограничении родительских прав (ст. 73 СК), о восстановлении на работе, о выселении граждан без предоставления жилого помещения, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, а также в иных случаях, предусмотренных в ГПК и другими феде¬ральными законами.

При рассмотрении гражданских дел прокуроры должны уча¬ствовать исходя из актуальности, сложности, общественного и социального значения, состояния законности в том или ином районе или городе,

§ 2. ФОРМЫ УЧАСТИЯ ПРОКУРОРА В РАССМОТРЕНИИ ГРАЖДАНСКОГО ДЕЛА В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ

Как лицо, участвующее в деле, прокурор обладает широким кругом процессуальных прав.

Так, он вправе знакомиться с материалами дела, заявлять от¬воды и другие ходатайства, представлять доказательства и участ¬вовать в исследовании доказательств, задавать в судебном засе¬дании вопросы другим участвующим в деле лицам, свидетелям, экспертам, специалистам, давать заключения по всем вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, и по существу дела в целом, вносить апелляционные, кассационные, надзорные: представления на решения и определения по делам, в которых | он принимал участие, а также совершать другие процессуальные действия, предоставленные законом, кроме права на заключение мирового соглашения и обязанности по оплате судебных расхо-дов (ст. 34, 45 ГПК).

Прокурор, как и другие лица, участвующие в деле, обязан добросовестно пользоваться всеми принадлежащими ему правами.

По мнению А. Ф. Клейнмана, процессуальные права прокуро¬ра являются одновременно и его обязанностями. Однако данное положение в теории гражданского процессуального права не яв¬ляется бесспорным.

В обоснование возражения против такого утверждения при¬водится довод о том, что в каждом конкретном правоотношении субъективное право не может одновременно являться и обязан-ностью, поскольку в таком случае поведение субъекта не ставит¬ся в зависимость от его воли, и речь идет не о возможном, а о должном поведении лица. С этим доводом Р. Е. Гукасяна сле¬дует согласиться.

Вместе с тем, когда утверждается, что процессуальные права прокурора являются одновременно и его обязанностями, имеется в виду другое.

Прокурор как субъект конкретного гражданского процессуа¬льного правоотношения одновременно выступает субъектом госу¬дарственного правоотношения, определяющего его полномочия.

Так, имея право предъявлять иск в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина, прокурор обязан это сде¬лать, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недее-способности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд и защитить свои права и свободы. Предъявив в таких случаях иск, прокурор обязан поддерживать его в суде (п. 4 ст. 27 Закона «О прокуратуре Российской Федерации»).

Обладая процессуальным правом внесения представления по делам, в которых принимал участие прокурор, он в силу своей компетенции по осуществлению законоохранительной функции обязан внести представление, если суд принял незаконное реше¬ние. В этом случае обязанность прокурора не является процессу¬альной, а имеет иное основание и иную функциональную на¬правленность—обязанность перед государством, наделившим прокурора функцией реагирования на любое нарушение закона.

Поэтому в таком понимании тезис «процессуальные права прокурора являются одновременно и его обязанностями» вполне обоснован и правомерен.

Однако в связи с тем что он лаконичен и автором полно¬стью не раскрыт, отдельные представители теории гражданского процессуального права толкуют этот тезис не в том значении, в каком его следует правильно понимать.

Кроме того, правовое положение прокурора обусловлено сущ¬ностью и целями его участия в гражданском судопроизводстве, а объем и характер процессуальных прав прокурора обусловлен также и формами его участия в деле.

В соответствии с гражданским процессуальным законодательством прокурор в целях возложенных на него полномочий имеет право обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц или вступить в процесс и дать заключение по делу (ст. 45 ГПК).

Таким образом, законом предусмотрены две формы участия прокурора в гражданском деле. И

Первая форма — обращение в суд с заявлением о возбуждении производства по гражданскому делу в целях защиты прав, свобод и законных интересов других лиц (ст. 4 ГПК). Данное правомочие осуществляется путем предъявления иска или подачи заявления по делам неисковых производств.

Однако деятельность прокурора, намеренного предъявить иск (подать заявление), начинается еще до обращения в суд. Перед тем, как обратиться в суд, прокурор должен собрать необходимые материалы и тщательно их проверить, выявить все доказательства,   которые  необходимо  представить  суду,   и  обосновать свое требование, поскольку он не вправе начинать дело, в исхо¬де которого не уверен.

Проделав такую предварительную работу, прокурор составля¬ет исковое заявление (заявление), соответствующее требованиям ст. 131 ГПК. Исковое заявление прокурора государственной пошлиной  не  оплачивается  (подп.   18  п.  2  ст.   5   Закона  РФ  от 31 декабря  1995 г. «О государственной пошлине»)1.

Прокурор   не   во   всех   случаях   вправе   обращаться   в   суд (предъявлять  иски,   подавать   заявления   по   неисковым  делам), а только в тех случаях, которые прямо предусмотрены в дейст¬вующем законодательстве.

Обращаясь  в суд,  прокурор,  предъявивший  иск,  пользуется всеми правами и несет все обязанности истца, кроме права на заключение мирового соглашения, так как не является субъектом; спорного материального правоотношения.  По  этой  же причине, отказ прокурора от иска (заявления), поданного в защиту интересов другого лица,  не лишает это лицо права требовать рас¬смотрения дела по существу (ч. 2 ст. 45 ГПК).

Прокурор всегда является представителем государства и зако¬на. Это обязывает его к объективности в оценке объяснений лиц, участвующих в деле, показаний свидетелей, заключения эк¬сперта. Так, если в результате рассмотрения дела прокурор убедится в необоснованности своих требований, он не только вправе, но и обязан заявить суду об отказе от них.

Задача прокурора, участвующего в гражданском судопроиз¬водстве, состоит прежде всего в том, чтобы добиться вынесения законного и обоснованного решения, которым укрепляется высо¬кий авторитет суда.

Если, например, сравнивать функции прокурора и адвоката в гражданском процессе, то необходимо заявить, что функция прокурора в гражданском процессе не является односторонней, в отличие от функции адвоката. Прокурор в определенных слу¬чаях обязан отказаться поддерживать иск — адвокат не вправе это осуществить; прокурор выполняет государственно-правовую функцию, остается представителем системы прокуратуры и пото-му обязан реагировать на любые нарушения закона.

На адвокате такая обязанность не лежит: он представляет только интересы своего доверителя и действует в пределах, не противоречащих этим интересам. Кроме того, прокурор обязан внести представление на незаконное решение (определение) суда, независимо от того, отвечает или нет это интересам лица, в по¬льзу которого предъявлен иск. Адвокат ограничен и в этом от¬ношении пределами принятого поручения.

Из сказанного следует, что из процессуального положения прокурора в состязательном процессе правомерно делать вывод о равенстве его прав с правами других участников процесса в доказывании, но нет никаких оснований делать вывод о ра¬венстве иных полномочий, в частности обязанностей сторон.

Давая заключение в суде первой инстанции, внося представле¬ние на незаконные решения и т. д., прокурор выполняет обязан¬ность реагирования на нарушения закона, в чем заключается так¬же способ реализации его надзорных функций за обеспечением законности. Прокурор не должен ограничиваться пассивной ролью и ждать, когда в прокуратуру обратятся отдельные граждане, ор¬ганизации с жалобой на судебные решения и определения. Он обязан по собственной инициативе знакомиться в суде с ре¬шениями по делам, в рассмотрении которых он принимал учас¬тие, и следить за сигналами средств массовой информации, сети Интернет о незаконности тех или иных судебных постановлений.

Исследование обстоятельств дела в судебном заседании, в ко¬тором участвует прокурор, заявивший иск, начинается именно с его объяснения по поводу этого иска. Затем дает объяснение лицо, в интересах которого иск предъявлен прокурором (ст. 174 ГПК). После исследования всех доказательств прокурор дает за¬ключение по делу в целом (ст. 189 ГПК). Для суда заключение прокурора не обязательно.

Судебные прения также начинаются с речи прокурора (ст. 190 ГПК).

Вторая форма участия прокурора в гражданском деле — это вступление в процесс, начатый по инициативе заинтересованного лица, для дачи правового заключения.

Как и предъявление прокурором иска, вступление в начатый процесс может быть проявлением инициативы самого прокурора. Однако вопрос о наличии оснований к вступлению прокурора в процесс входит в процессуальные задачи суда и подлежит его контролю, поскольку перечень дел, по которым вправе принимать участие прокурор, строго ограничен.

Проверить наличие оснований к вступлению прокурора в процесс по конкретному делу может только вышестоящий про¬курор в порядке общей проверки деятельности нижестоящего прокурора. Однако, руководствуясь ст. 45 ГПК, суд может сам вынести определение об обязательном участии прокурора по тем категориям дел, которые указаны в законе.

Прокурор, вступивший в процесс для дачи заключения, не должен обосновывать исковые требования, представлять доказа¬тельства, давать объяснения по делу. Его задача должна состоять лишь в том, чтобы довести до суда свое мнение о том, как в со¬ответствии с законом должен быть разрешен спор между сторо¬нами.

Заключение прокурора должно отвечать следующим требова¬ниям:

— быть обоснованным, содержать оценку исследованных в суде доказательств, указание на установленные с помощью этих доказательств существенные фактические обстоятельства;

— давать полный анализ норм материального права, подле¬жащих применению к установленным судом фактическим обсто¬ятельствам, и квалификацию спорного правоотношения.

Значение юридически грамотного, доступного по форме за¬ключения прокурора состоит в том, что оно помогает суду в вы¬несении законного и обоснованного решения и, кроме того, про¬пагандирует российские законы, способствует воспитанию зако¬нопослушных граждан. Убедительность заключения прокурора во многом зависит от формы изложения, общей культуры, грамот¬ности и т. д.

Как и прокурор, предъявивший иск, прокурор, участвующий в гражданском судопроизводстве в форме дачи правового заклю¬чения, имеет широкий круг процессуальных прав и обязанностей (ст. 34, 45 ГПК). Прокурор независимо от формы может участ¬вовать не только в суде первой инстанции, но и в других стади¬ях гражданского процесса.

< Попередня   Наступна >
 
Авторизація
Пошук