Головна

А.А. Власов ГРАЖДАНСКОЕ ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО Москва 2003


Глава   16 СРЕДСТВА СУДЕБНОГО ДОКАЗЫВАНИЯ

§ 1. ОБЪЯСНЕНИЯ СТОРОН И ТРЕТЬИХ ЛИЦ

В гражданском процессе с помощью средств доказывания суд получает доказательственную информацию. Поэтому при рас¬смотрении и разрешении гражданских дел невозможно исклю-чить средства доказывания, перечисленные в ст. 55 ГПК, также нельзя не учитывать их и при оценке доказательств.

Каждое из средств доказывания обладает определенной спецификой. Объяснения сторон и третьих лиц представляет собой сведения об интересующих суд фактах. Законом не предусмат¬ривается предупреждение сторон и третьих лиц об уголовной ответственности за отказ от дачи объяснения или за дачу заведомо ложных объяснений. При проверке достоверности сведений, обобщенных указанными лицами, должна только учитываться их заинтересованность в исходе дела.

В  рассмотрении гражданских дел  активно участвуют истец, ответчик, а иногда и третьи лица. В своих заявлениях они изла¬гают суду свое видение подлежащего разрешению спора о праве. В судебном заседании стороны и третьи лица выступают с объ¬яснениями возникшей ситуации и обоснованием своих требований и возражений.

Сведения,  сообщаемые об обстоятельствах дела,  закон  при-s знает самостоятельным средством доказывания (ст. 68 ГПК). Однако содержащееся в выступлениях сторон и третьих лиц толкование соответствующих правовых норм, юридическая квалифика¬ция    сложившихся    отношений,    рассуждения    эмоционального характера в гражданском процессе не являются средством дока¬зывания.

Объяснения сторон и третьих лиц по характеристике их со¬держания схожи со свидетельскими показаниями, что подтверж¬дает то, что средство доказывания является формой доказатель¬ства, но не само доказательство.

Кроме того, объяснения сторон и третьих лиц как самостоя¬тельное средство доказывания имеет свои определенные особенности:

—  это самое распространенное средство доказывания; в отличие от иных средств доказывания, которые мо

гут быть или не быть в производстве, оно используется всегда и в любом граж¬данском деле;

— это средство содержит первоначальные сведения по рас¬сматриваемому делу, так как о самом правовом конфликте и его содержании судья узнает прежде всего от сторон и третьих лиц еще до начала судебного разбирательства, из заявления и опро¬сов истца и ответчика в ходе подготовки дела к судебному рас¬смотрению (п. 2, 3 ст. 150 ГПК);

— это основной источник информации по делу. Если другие средства доказывания раскрывают отдельные обстоятельства, моменты разбираемого дела, то участники разрешаемого дела зна¬ют значительно больше, поскольку только они располагают всеми фактами, имеющими значение для дела. Именно поэтому объясне¬ния сторон и третьих лиц названы первыми в перечне средств доказывания. Без них суд часто не в состоянии выяснить дейст¬вительные обстоятельства дела, суть спорного правоотношения;

— это такое средство доказывания, где наиболее вероятны такие приемы, как умолчания, искажения (умышленные или не¬умышленные) взаимоотношений участников дела и даже ложь.

Указанные особенности характеризуют объяснения истца, от¬ветчика и третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования на предмет спора. Объяснения третьих лиц без самостоятельных требований обычно содержат более локальную информацию об их личном участии в рассматриваемом конфликте.

Объяснения сторон и третьих лиц могут иметь четыре разно¬видности: утверждение, признание, возражение и отрицание.

Утверждение содержит сведения о фактах, существование ко¬торых доказывается самим лицом, утверждающим то или иное положение. Это наиболее распространенная разновидность объяс¬нений, поскольку выступления лично заинтересованных лиц не¬редко почти полностью состоят из утверждений.

Поэтому, если сторона, обязанная доказывать свои утвержде¬ния, удерживает находящиеся у нее доказательства и не пред¬ставляет их суду, суд вправе обосновать свои выводы объясне-ниями другой стороны (ч. 1 ст. 68 ГПК).

Признание представляет собой такое объяснение, где есть ин¬формация о фактах, существование которых должна доказывать другая сторона. Сторона вправе признавать все факты основания иска или возражения против иска (полное признание) либо не¬которые из указанных фактов (частичное признание).

Возможно признание с оговоркой, аннулирующей сделанное признание (квалифицированное признание). Например, истец действительно передавал искомую сумму денег, но за пределами исковой давности.

В гражданском процессе признание влечет определенные юридические последствия, так как признанные факты становятся бесспорными, что освобождает другую сторону от необходимости их дальнейшего доказывания. Для этого суд должен специальным определением принять признание факта или отказать в его признании.

В связи с этим закон (ч. 2 ст. 68 ГПК) устанавливает поря¬док фиксации признания. Данный акт заносится в протокол су¬дебного заседания и подписывается стороной, признавшей факт. Если признание факта изложено в письменном заявлении, то оно приобщается к делу.

Необходимо различать виды признания:

— судебное, т. е. признание, сделанное перед судом во время разбирательства дела, вследствие чего оно не нуждается в под¬тверждении дополнительными доказательствами;

— внесудебное, т. е. признание, сделанное вне суда, которое выполняет лишь роль доказательственного факта.

Возражение представляет мотивированное непризнание пози¬ции другой стороны. Возражение как самостоятельная разновид¬ность объяснений сторон и третьих лиц возникает в связи с приведением новой фактической информации, опровергающей доводы другого участника спора.

Отрицание представляет собой самостоятельный способ су¬дебной защиты (разновидность доказательственной информации), при котором сторона не соглашается с позицией другой стороны без приведения каких-либо доказательств.

В гражданском процессе объяснения сторон и третьих лиц являются важнейшим средством познания обстоятельств дела, в связи с чем перед судьей стоят следующие задачи:

— известить стороны и третьих лиц о времени и месте рассмот¬рения дела (ст. 155 ГПК), для того чтобы заинтересованные лица присутствовали при разбирательстве дела и давали объяснения;

— проверить достоверность объяснений сторон иными сред¬ствами доказывания, в противном случае объяснения будут голо¬словными.

Кроме того, при оценке показаний сторон и третьих лиц суду необходимо соблюдать следующие правила:

— понять, в чем состоит суть требований истца и возраже¬ний ответчика, т. е. определить их позиции в рассматриваемом споре о праве;

— отграничить в показаниях сведения о фактах от не имею¬щих отношение к делу различных рассуждений, логических вы¬водов и эмоций;

— следить за тем, чтобы объяснения сторон и третьих лиц обладали свойством внутренней согласованности, т. е. не проти¬воречили самим себе, не содержали противоположных, взаимо¬исключающих сведений;

— оценивать объяснения сторон и третьих лиц непременно с учетом всей собранной по делу доказательственной информации.

§2. ПОКАЗАНИЯ СВИДЕТЕЛЕЙ

Свидетель — это юридически незаинтересованный участник гражданского процесса, знающий сведения о фактах рассмат¬риваемого дела, о которых обязан дать правдивые показания в судебном заседании.

Поэтому в ст. 69 ГПК прямо установлено, что не являются доказательствами сведения, сообщенные свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности.

В гражданском процессе свидетелями могут быть любые граждане, способные правильно воспринимать обстоятельства действительности, имеющие отношение к разбираемому граждан¬скому делу, т. е. обладающие в полной мере гражданской про¬цессуальной правоспособностью.

Свидетель должен обладать способностью не только правиль¬но воспринимать действительность (гражданская процессуальная правоспособность), но и давать о воспринятом правильные пока¬зания (гражданская процессуальная дееспособность). По этому признаку не должны допрашиваться в качестве свидетелей лица, которые в силу физических или психических недостатков не способны объективно воспринимать факты и давать о них пра¬вильные показания.

Кроме того, несовершеннолетние дети как свидетели облада¬ют ограниченной дееспособностью в силу того, что психологиче¬ские особенности ребенка, в первую очередь малолетнего, тако¬вы, что он воспринимает окружающее не столько рационально, сколько эмоционально. При их допросе в суде привлекаются специалисты в области детской психологии, родители, педагоги, усыновители, опекуны или попечители (ст. 179 ГПК).

Не могут допрашиваться в качестве свидетелей судьи, при¬сяжные, народные заседатели или арбитражные заседатели — о вопросах, возникавших в совещательной комнате в связи с об-суждением обстоятельств дела при вынесении решения суда или приговора; священнослужители религиозных конфессий, прошед¬шие государственную регистрацию, — об обстоятельствах, кото¬рые стали им известны из исповеди.

В юридической литературе свидетельские показания в зави¬симости от их содержания подразделяют на три группы:

— сведения-информация;

— сведения, содержащие суждения;

— показания сведущих свидетелей.

Сведения-информация обычно дают свидетели, не знакомые со сложившимися взаимоотношениями и правоотношениями спорящих сторон, поскольку они ограничиваются изложением какого-то одного или нескольких фактов, имеющих значение для правильного разрешения гражданского дела. Такие показа¬ния дают очевидцы, случайно узнавшие те или иные обстоя¬тельства.

Другой вид показаний типичен для свидетелей, хорошо зна¬комых со сторонами либо с одной из них, знающих развитие спорных отношений. Нередко такие свидетели (родственники, подруги, недруги одной из сторон) имеют фактическую заинте¬ресованность в том или ином разрешении дела. Они, как пра¬вило, не ограничиваются рассказом о конкретном факте, а изла¬гают свои соображения, суждения и догадки, содержащие оцен¬ку спорной ситуации, дают характеристики конфликтующих людей.

Поэтому отделить рассуждения данных лиц от собственно доказательственной информации суду бывает не всегда просто. И хотя показания указанных свидетелей более полно описывают спорную ситуацию, фактическую сторону дела, при этом велика опасность искажения обстоятельств дела, подмены доказательств необъективной информацией.

Третий вид показаний получают от сведущих свидетелей, которые в силу профессиональных, специальных знаний способ¬ны не только сообщить суду информацию фактического характе-ра, но и указать причины и последствия совершения конкретных обстоятельств. Так, водитель может подробно и квалифициро¬ванно изложить обстоятельства дорожно-транспортного происше¬ствия, очевидцем которого был.

Поэтому сведущие свидетели близки по своей природе к спе¬циалистам.

Вместе с тем необходимо отметить, что в гражданском праве свидетельские показания нередко не могут быть использованы для подтверждения каких-либо обязательств. Например, не¬соблюдение письменной формы сделки лишает стороны возмож¬ности в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства (ст. 162 ГК).

Специально подчеркнута невозможность оспаривания, как правило, договора займа по безденежности путем свидетельских показаний (ст. 812 ГК). Свидетели могут подтверждать те или иные обстоятельства в порядке исключения, которое нередко специально оговаривается в законе (ст. 493, 887 ГК).

Кроме того, ограничивает возможности использования свиде¬тельских показаний и так называемый свидетельский иммунитет. Если гражданину те или иные сведения, составляющие тай¬ну, стали известны в силу его служебного положения, он не вправе разглашать их в суде.

Подобный перечень сведений, составляющих профессиональ¬ную тайну, достаточно большой. Так, ими могут являться адво¬катская тайна в отношении конфиденциальных сведений, став¬ших известными адвокату в ходе судебного представительства; тайна банковских вкладов граждан; врачебная тайна в отноше¬нии некоторых болезней (туберкулеза, венерических, онкологиче¬ских и т. д.); нотариальная тайна; следственная тайна в отноше¬нии данных предварительного следствия; лоцманская тайна и др.

Существуют также государственная, военная, дипломатиче¬ская тайны. Конституция РФ называет личную и семейную тай¬ны (ст. 24) и устанавливает запрет освидетельствования против самого себя, своего супруга и близких родственников (ст. 51). Международно-правовыми актами закреплен иммунитет дипло¬матических представителей, членов правительственных делегаций и консульских работников в области гражданской юрисдикции, частично освобождающий их от функций свидетеля по граждан¬ским делам.

В соответствии с ч. 4 ст. 69 ГПК вправе отказаться от дачи свидетельских показаний:

— гражданин против самого себя;

— супруг против супруга, дети, в том числе усыновленные, против родителей, усыновителей и родители, усыновители про¬тив детей, в том числе усыновленных;

— братья и сестры друг против друга, дедушка, бабушка про¬тив внуков и внуки против дедушки и бабушки;

— депутаты законодательных органов власти — в отношении сведений, ставших им известными в связи с исполнением депу¬татских полномочий;

— Уполномоченный по правам человека в Российской Феде¬рации — в отношении сведений, ставших ему известными в связи с выполнением им своих полномочий.

Привлечение свидетелей в гражданское судопроизводство связано с финансовыми сложностями, поэтому в современном судебном процессе свидетели встречаются не очень часто. Неко¬торые определенные категории гражданских дел рассматриваются без привлечения свидетелей (например, взыскание алиментов, за¬долженностей и др.).

Необходимость в показаниях свидетелей может возникнуть в трех случаях:

— для установления некоторых фактов, которые нельзя доку¬ментально закрепить (например, факт нахождения на иждивении);

— для выяснения обстоятельств, которые были в свое время документально оформлены, но документы утрачены и восстано¬вить их невозможно (большинство дел об установлении юриди¬ческих фактов в порядке особого производства);

— для исследования и проверки достоверности средств дока¬зывания (объяснений сторон, письменных и вещественных дока¬зательств и др.). Поэтому в судебной практике нередки случаи, когда свидетельские показания зачастую были незаменимым и эффективным процессуальным средством выявления подлож¬ности документов, поступивших в суд, и т. д.

В гражданском процессе процессуальное положение свидете¬ля определяется прежде всего возлагаемыми на него обязанно¬стями, согласно которым он должен по вызову суда явиться на судебное заседание и дать правдивые показания (ст. 70 ,ГПК).

Указанные обязанности обеспечиваются возможностью применения таких юридических санкций, как наложение штрафа в размере до десяти минимальных размеров оплаты труда, при¬нудительный привод в суд (ч. 2 ст. 168 ШК) и, наконец, при¬влечение к уголовной ответственности (ч. 2 ст. 70 ГПК),

Выполнение процессуальных обязанностей призваны обеспе¬чить следующие права свидетеля:

— давать показания на родном языке (ст. 9 ГПК);

— быть допрошенным судом в месте своего пребывания, если свидетель вследствие болезни, старости, инвалидности и других уважительных причин не в состоянии явиться по вызову суда (ст. 70 ГПК);

— пользоваться письменными заметками в тех случаях, когда его показания связаны с какими-либо цифровыми или другими данными, которые трудно удержать в памяти (ст. 178 ГПК);

— право на компенсацию понесенных расходов (ч. 3 ст. 70 ГПК).

Судье при оценке свидетельских показаний для принятия правильного решения по делу необходимо ответить на следую¬щие вопросы:

— как соотносятся свидетельские показания с предметом до¬казывания по рассматриваемому делу;

— допустимы ли свидетельские показания для установления конкретных обстоятельств дела;

— заинтересован ли свидетель в том или ином разрешении дела;

— способен ли он с учетом индивидуальных свойств пра¬вильно воспринять, запомнить и произвести в суде доказательст¬венную информацию;

— насколько полны показания свидетеля и достаточны ли они для формирования определенных сведений;

— соответствуют ли показания свидетеля имеющимся в деле фактическим данным или нет.

§ 3. ПИСЬМЕННЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

В гражданском процессе письменными доказательствами яв¬ляется то, что содержит буквы, знаки, цифры, линии и т. п., из чего суд получает сведения об обстоятельствах, необходи¬мых для законного и обоснованного разрешения дела.

В ст. 71 ГПК предусмотрено, что письменными доказатель¬ствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, име¬ющих значение для рассмотрения и разрешения дела, докумен¬ты, акты, договоры, справки, деловая корреспонденция, иные до¬кументы и материалы, выполненные в форме цифровой, графической записи, в том числе полученные посредством фак¬симильной, электронной или другой связи либо иным позволяю¬щим установить содержание документа способом.

К письменным доказательствам относятся приговоры и реше¬ния суда, иные судебные постановления, протоколы совершения процессуальных действий, протоколы судебных заседаний, при¬ложения к протоколам совершения процессуальных действий (схемы, карты, планы, чертежи).

Письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии. Если к рассматриваемому делу имеет отношение лишь часть докумен¬та, представляется заверенная выписка из него.

Подлинные документы представляются тогда, когда обстоя¬тельства дела согласно законам или иным нормативным право¬вым актам подлежат подтверждению только такими документа¬ми, когда дело невозможно разрешить без подлинных докумен¬тов или когда представлены копии документа, различные по своему содержанию.

Копии письменных доказательств, представленных в суд ли¬цом, участвующим в деле или истребованных судом по своей инициативе, направляются другим лицам, участвующим в деле.

Кроме того, документ, полученный в иностранном государст¬ве, признается письменным доказательством в суде, если не опровергается его подлинность и он легализован в установлен¬ном порядке.

Иностранные официальные документы признаются в суде пись¬менными доказательствами без их легализации в случаях, предусмот¬ренных международным договором Российской Федерации.

Все перечисленные доказательства объединяет то, что в них зафиксированы определенные мысли.

В юридической науке в понятии письменного доказательства выделяют два отличительных признака:

— наличие какого-либо материального объекта (бумаги, кар¬тона, ткани, железа и т. д.), т. е. письменное доказательство су¬ществует, пока существует сам предмет;

— содержание доказательства, т. е. то, о чем свидетельствует это доказательство. При этом не важно, как изложено содержа¬ние (знаками, буквами, цифрами, символами и т. д.), важно то, что оно содержит сведения об обстоятельствах рассматриваемого гражданского дела.

В гражданском судопроизводстве с помощью письменных до¬казательств можно устанавливать любое обстоятельство, имеющее значение для дела. Письменные доказательства являются самыми распространенными средствами доказывания в гражданском про¬цессе, поскольку основную доказательственную информацию по делу суд получает именно через данное средство доказывания.

Однако это не означает, что представляемые в суд акты, справки, письма и документы безупречны. Например, если вос¬приятие пишущего человека по каким-то причинам было ущерб¬но, то и составляемый акт будет неистинным.

В тексте также могут быть сознательные неточности, умолча¬ния, фальсификации обстоятельств взаимоотношений участников спора о праве. Поэтому выявить достоверность такого документа, составленного в прошлом, бывает очень сложно.

Несомненное достоинство письменных доказательств заключа¬ется в том, что с момента фиксации того или иного текста пере¬стает действовать фактор памяти, поскольку то, что зафиксиро¬вано (на бумаге, картоне, ткани, железе и т. д.) уже не забудется никогда.

Отличительные признаки данного средства доказывания от вещественных доказательств (если последние представляют со¬бою документы, записи, акты и т. п.) состоят в том, что если речь идет о документах, с которых могут быть сняты копии для гражданского дела, это будет являться письменным доказатель¬ством; документы, которые не подлежат тиражированию, — веще¬ственными доказательствами.

Например, в определенных случаях подложный документ бу¬дет являться вещественным доказательством, когда суд будут ин¬тересовать его внешние свойства.

Письменные доказательства по своей природе очень разнооб¬разны. Поэтому их принято подразделять:

— по субъекту (официальные и неофициальные документы);

— по способу формирования (подлинники и копии);

— по содержанию (распорядительные и справочно-информационные акты);

— по форме (простые и нотариально удостоверенные акты, а также документы, форма которых установлена правовыми нор¬мами и обязательна к применению).

Помимо перечисленных письменных доказательств особое место занимает протокол судебного заседания, поскольку он со¬ставляется беспристрастными судебными работниками. Его со¬держание охватывает всю процессуальную деятельность суда, и в нем документально закреплены личные доказательства (объясне¬ния сторон, третьих лиц, показания свидетелей, устные заключе¬ния экспертов и специалистов), а также акты-распоряжения уча¬стников спора субъективными правами и процессуальными сред¬ствами их защиты (признание иска, отказ от .иска, заключение мирового соглашения).

В гражданском процессе доказательственная сила протокола судебного заседания очень велика, поскольку при расхождении между судебным протоколом и постановлениями суда вышестоя¬щий суд всегда отдает предпочтение именно протоколу судебно¬го заседания.

По общему правилу письменные доказательства представля¬ются судье заинтересованными лицами, поскольку это их прямая процессуальная обязанность. Судья лишь вправе оказать помощь сторонам и по их ходатайству истребовать отдельные письмен¬ные доказательства (ст. 57, п. 9 ч. 1 ст. 150 ГПК).

Неисполнение данной обязанности может повлечь примене¬ние штрафных санкций к виновным должностным лицам и гражданам независимо от степени участия в судопроизводстве (ч. 3 ст. 57 ГПК).

Письменные доказательства вначале исследуются путем их оглашения в судебном заседании и затем предъявления лицам, участвующим в деле, их представителям, а в необходимых слу-чаях свидетелям, экспертам и специалистам. После этого могут выступить стороны и третьи лица и дать объяснения.

При оценке доказательств изучают прежде всего форму докумен¬та (наличие реквизитов, подписей) и лишь затем его содержание. При этом учитывается отношение содержащейся в документе ин¬формации к предмету доказывания, а также соответствие содержа¬ния документа иным сведениям, имеющимся в деле, сопоставление их с другими доказательствами.

По содержанию письменные доказательства делятся на распо¬рядительные и осведомительные.

Распорядительными называются такие письменные доказа¬тельства, которые содержат волеизъявление одного или несколь¬ких лиц (в том числе и юридических), органа государственной власти или управления, направленное на установление, измене¬ние или прекращение определенного правоотношения.

Осведомительными являются письменные доказательства, со¬держащие сведения о наличии или отсутствии определенных фактов (справки, удостоверения, докладные записки, письма де¬лового и частного характера, не выражающие волеизъявлений, акты, отчеты, техническая документация, протоколы собраний и т. д.).

По субъекту, от которого исходят документы, также можно различать: на официальные, т. е. исходящие от государственных и общественных учреждений, предприятий, организаций, и не¬официальные, т. е. исходящие от граждан.

По форме письменные доказательства в гражданском процес¬се подразделяются на простые письменные и нотариально удос¬товеренные.

§ 4. ВЕЩЕСТВЕННЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

Согласно ст. 73 ГПК вещественными доказательствами явля¬ются предметы, которые по своему внешнему виду, свойствам, месту нахождения или по иным признакам могут служить сред¬ством установления обстоятельств, имеющих значение для рас¬смотрения и разрешения дела.

Понятие вещественного доказательства охватывает самые раз¬личные предметы, которые представлены или только названы участниками судопроизводства по конкретному делу.

В гражданском процессе выделяются три группы предметов, которые можно отнести к вещественным доказательствам:

— материальные объекты рассматриваемых исков (имущест¬во, на которое претендует истец, спорная жилая площадь и т. п.). Доказательственное значение могут иметь такие свойст¬ва, как цена имущества, его качественная характеристика, объем, местонахождение;

— недоброкачественная продукция, испорченные вещи, час¬тично или полностью утратившие товарные свойства и др. Они могут свидетельствовать как о собственной потребительской цен¬ности, так и об интенсивности неправомерной деятельности от-ветчиков либо третьего лица на стороне ответчика;

— поддельные или подложные документы, а также ошибоч¬ные акты официальных органов.

При всем своем многообразии все эти вещественные доказа¬тельства важны прежде всего не содержанием, как письменные доказательства, а своими свойствами (внешний вид, изменения, местонахождение, принадлежность). Именно поэтому они незаме¬нимы как средства доказывания и подлежат тщательному хране¬нию, в ряде случаев — в камерах хранения суда (ст. 74 ГПК).

Вещественные доказательства обладают доказательственной ценностью в следующих случаях:

— если служат доказательствами в качестве объектов непо¬средственного судебного познания (например, во время разбира¬тельства дела суд осматривает представленные сторонами вещи и убеждается в их недоброкачественности и т. п.);

— если они имеют значение доказательственного факта (на¬пример, нахождение определенной вещи у ответчика подтвержда¬ет факт правонарушения);

—  если они являются объектами экспертного исследования.

Вещественные доказательства, как самостоятельные средства доказывания, не всегда удобны для использования в судебной практике, поскольку это могут быть вещи громоздкие, нетранс¬портабельные, нуждающиеся в особом режиме хранения (ст. 74 ГПК). Поэтому они после вступления решения суда в за¬конную силу возвращаются владельцам либо тем, за кем суд признал право на эти предметы (ст. 76 ГПК).

В гражданском процессе также предусмотрены:

— широкий спектр производных доказательств;

— осмотр на месте вещей, которые не могут быть доставле¬ны в суд.

Поэтому вместо подлинных предметов в судебное заседание могут быть представлены их фотографии, чертежи, описания, аудио-, видеозаписи, рисунки, слепки, экспериментальные образ¬цы и др. Практически нет ограничений в информации вторично¬го характера, заменяющей первоначальные вещественные доказа¬тельства.

Осмотр вещественных доказательств на месте производится судом с извещением лиц, участвующих в деле, как в стадии под¬готовки дела к разбирательству (п. 10 ч. 1 ст. 150 ГПК), так и в судебном разбирательстве (ст. 184 ГПК). Во всех случаях в су¬дебном заседании заинтересованные лица дают объяснения и об¬ращают внимание суда на те или иные стороны, свойства осмат¬риваемых вещей.

Суд ведет протокол, к которому могут прилагаться составлен¬ные или проверенные при осмотре планы, чертежи, схемы, расче¬ты, копии документов, сделанные во время осмотра видеозаписи, фотоснимки письменных и вещественных доказательств, а также заключение эксперта и консультация специалиста в письменной форме.

Необходимость осмотра судом возникает, в частности, в отно¬шении предметов, подверженных быстрой порче (ст. 75 ГПК).

Вещественные доказательства должны поступать в суд от сторон и других лиц, участвующих в деле и в случае затрудне¬ний судья вправе выдать лицу, ходатайствующему об истребова¬нии вещественного доказательства, запрос на право его получе¬ния для последующего представления в суд.

В ст. 57 ГПК подробно регламентирован порядок истребова¬ния и представления вещественных доказательств, а также право¬вые санкции за непредставление истребуемых судом предметов.

Расходы по хранению вещественных доказательств распреде¬ляются между сторонами в соответствии со ст. 99 ГПК.

§ 5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТОВ

В гражданском процессе заключение экспертов представляет собой выводы сведущих лиц (экспертов) по вопросам, требую¬щих специальных познаний в области науки, техники, искусства, ремесла. Поэтому при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных познаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экс¬пертизу (ст. 79 ГПК).

В гражданском судопроизводстве существует негласное поло¬жение: судьи обладают знаниями права (еще римские юристы говорили: jurus cor um legas — судьи знают законы) и элемен¬тарными знаниями, в том числе, знаниями общеизвестных фак¬тов, в связи с чем вправе самостоятельно строить собственные суждения.

Экспертиза представляет собой научный метод, с помощью которого судьи, не обладающие специальными знаниями, ана¬лизируют обстоятельства дела и связи между ними. В разреше¬нии дела экспертиза является своеобразным видом консультации суда специалистами, хотя сама по себе она не признается сред¬ством доказывания. Доказательственное значение для дела будут иметь только выводы экспертного исследования.

В юридической науке отмечено, что в экспертном заключении:

— отражается подтвержденное практикой положение науки;

— констатируются обстоятельства конкретного дела;

— делается вывод из установленной научной закономерности по отношению к данному частному случаю, материалам рассмат¬риваемого конкретного гражданского дела.

Поэтому в гражданском судопроизводстве экспертиза пред¬ставляет суду новые средства доказывания и тем самым содейст¬вует законному и обоснованному осуществлению правосудия по конкретному делу.

В гражданском процессе экспертиза проводится по широкому кругу вопросов: для определения состояния здоровья человека, степени его трудоспособности, психической полноценности; для анализа определения качества товаров и продукции, объема вы-полненных работ; для определения возможности раздела в нату¬ре домовладения, авторства и т. п.

В этой связи существуют разнообразные виды судебной экс¬пертизы: судебно-медицинская, судебно-психиатрическая, судебно-психологическая, криминалистическая, товароведческая, судебно-бухгалтерская, судебно-строительная, графологическая, фоноскопическая, генетическая и др.

В связи с тем что заключение эксперта и содержащуюся в нем информацию трудно отделить от объекта экспертного ис¬следования и заключенных в нем фактических данных, важное теоретическое и практическое значение приобретает вопрос о ме¬сте такого заключения в аспекте проблемы классификации су¬дебных доказательств.

Исходя из того, что заключение эксперта всегда основано на уже собранном по делу доказательственном материале, некото¬рые ученые считают, что заключение эксперта является произ¬водным доказательством.

Однако вряд ли можно согласиться с данной точкой зрения, поскольку производные доказательства всегда воспроизводят содер¬жание первоначальных доказательств, следовательно, заключение эксперта необходимо отнести к первоначальным доказательствам.

Кроме того, в заключении эксперта доказательственную цен¬ность имеет не копирование или воспроизведение уже известных данных, а выводы из них, сделанные экспертом на основе его специальных знаний, т. е. факты, установленные в результате са-мостоятельного экспертного исследования.

В отличие от этого, производное доказательство способно лишь скопировать, отобразить, воспроизвести содержание другого доказательства, но не может прибавить к нему новых фактов, бо¬лее того, оно чаще всего утрачивает часть информации, содержав¬шейся в первоначальном доказательстве. Поэтому производное до¬казательство не способно заменить заключение эксперта, сделан¬ное на основе его проведенного специального исследования.

Заключение эксперта должно быть отнесено к группе сме¬шанных доказательств, поскольку источником фактов, устанавли¬ваемых экспертом, является, с одной стороны, сведущее лицо, с другой — предметы. Соответственно недоброкачественность за-ключения эксперта как доказательства может явиться результатом недоброкачественности как одного источника (например, эксперта), так и другого (недоброкачественности материалов, на которых было основано это заключение).

Таким образом, при оценке заключения эксперта должна быть определена доброкачественность обоих источников информации.

Эксперт, в отличие от свидетеля, как правило, воспринимает не факты, имеющие юридическое значение, а доказательственные факты. Процессу формирования заключения эксперта предшест¬вует процесс формирования воспринимаемых и исследуемых экс¬пертом доказательств (объектов экспертизы).

Дефекты в формировании объектов экспертизы неизбежно влекут за собой и дефектность заключения эксперта. Эксперт не только воспринимает определенные видения, но и оценивает их с точки зрения своих научных знаний о связях явлений, позна¬вая в результате такой оценки новые факты.

Поскольку проведение экспертизы основано на специальных знаниях, которыми обладает эксперт или эксперты, интерес пред¬ставляет выяснение вопроса: что же следует понимать под специ¬альными знаниями? Гражданско-процессуальное законодательство не расшифровывают понятия специальных знаний, ограничиваясь указанием на области, в которых эти знания могут потребовать¬ся,— наука, искусство, техника или ремесло (ст. 79 ГПК).

Очевидно, что не всякий специалист, имеющий диплом о соот¬ветствующем образовании или опыт определенной работы, может быть назначен в качестве эксперта. Конкретный объем специаль¬ных знаний, которыми должен владеть эксперт, зависит от степени сложности данной отрасли знаний и индивидуальных особенностей конкретного случая, ставшего предметом экспертного исследования. Поэтому под специальными знаниями следует понимать та¬кую совокупность профессиональных знаний, навыков и умений, которая приобретена в результате специального образования или (и) опыта работы, соответствует современному уровню развития определенной области науки, техники, искусства или ремесла и является достаточной для проведения экспертного исследова¬ния и дачи компетентного заключения по интересующим суды вопросам по конкретному делу.

В гражданском процессе судом также может быть назначена комплексная экспертиза, если установление обстоятельств по делу требует одновременного проведения исследований с исполь¬зованием различных областей знания или с использованием раз-личных научных направлений в пределах одной области знания (ст. 82 ГПК), которая поручается нескольким экспертам.

По результатам проведенных исследований эксперты формули¬руют общий вывод об обстоятельствах и излагают его в заключе¬нии, которое подписывается всеми экспертами. Эксперты, которые не участвовали в формулировании общего вывода или не соглас¬ны с ним, подписывают только свою исследовательскую часть.

Помимо комплексной экспертизы суд вправе назначить также и комиссионную экспертизу, которая назначается для установле¬ния обстоятельств дела двумя или более экспертами в одной об¬ласти знания. Если эксперты пришли к общему выводу, то они формулируют его и подписывают, В случае, если эксперты не пришли к такому общему выводу, то эксперт, не согласный с другим экспертом или другими экспертами, вправе дать отдель¬ное заключение по всем или отдельным вопросам, вызвавшим разногласия (ст. 83 ГПК).

Существуют две модели судебного познания: информацион¬ное и логическое. Так, при информационном познании средст¬вом получения знаний служит средство доказывания, и содержа¬щиеся в нем сведения дают суду знания об обстоятельствах рас¬сматриваемого дела. Например, сторона, свидетель сообщают в судебном заседании какую-либо информацию, из чего судья делает вывод об определенных обстоятельствах действительности и взаимоотношениях участников дела.

В логическом познании доказательствами выступают ранее уже установленные факты (доказательственные факты), которые выпол¬няют роль посылок, аргументов для получения знания, необходи¬мого для вывода. Поэтому формирование окончательного вывода на основе логического анализа собранного и изученного доказате¬льственного материала и составляет вторую ступень познания.

В гражданском процессе одной из разновидностей логическо¬го познания является экспертиза. Эксперт анализирует представ¬ленный ему судом доказательственный материал (вещественные доказательства) и на этой основе делает вывод, который являет-ся доказательством. При такой модели доказывания обязателен субъект доказывания, обладающий специальными знаниями, за¬крепляемыми в особом гражданском процессуальном документе, именуемом заключение эксперта.

Однако при этом необходимо иметь в виду, что логическое познание осуществляется после получения информационного знания и после того, как определена достоверность доказательст¬венных фактов.

В гражданском судопроизводстве экспертиза назначается определением судьи, как правило, при подготовке дела к судеб¬ному разбирательству. Вопросы, подлежащие экспертному разъ¬яснению, в конечном счете определяет судья. Стороны вправе представить свои вопросы (ст. 79 ГПК). Отклонение предложен¬ных вопросов судья обязан мотивировать.

Как правило, судья адресует свое определение специализиро¬ванным экспертным учреждениям, руководство которых и назна¬чает конкретного эксперта, хотя и может поручить проведение экспертизы конкретному эксперту. В определении суда также указывается, что за дачу заведомо ложного заключения эксперт предупреждается судом или руководителем судебно-экспертного учреждения (если экспертиза проводится специалистами этого учреждения) об уголовной ответственности.

В гражданском процессе к личности эксперта закон предъяв¬ляет особые требования. В соответствии со ст. 18 ГПК он дол¬жен быть не заинтересован в исходе дела лично, прямо или кос¬венно, т. е. быть беспристрастным.

Кроме того, эксперт не может участвовать в рассмотрении дела в следующих случаях:

— если он находился либо находится в служебной или иной зависимости от кого-либо из лиц, участвующих в деле, их пред¬ставителей;

— является родственником или свойственником кого-либо из лиц, участвующих в деле, либо их представителей.

Помимо первоначальной судебной практике известны допол¬нительные экспертизы для решения вопросов, не решенных ра¬нее, а также повторные, когда заново рассматриваются те вопро¬сы, на которые уже имеются ответы, но выводы эксперта вызы¬вают сомнение по существу (ст. 87 ГПК). В целях разъяснения или дополнения заключения суд может допросить эксперта.

При наличии в деле нескольких противоречивых заключе¬ний могут быть вызваны эксперты, проводившие как первич¬ную, так и повторную экспертизу. Вместе с тем противоречия в заключениях нескольких экспертов не во всех случаях требу¬ют повторной экспертизы. Суд может путем допроса экспертов получить необходимые разъяснения, дополнительное обоснова¬ние выводов.

Однако назначение повторной экспертизы должно быть моти¬вировано. Суду следует указать в определении, какие выводы первичной экспертизы вызывают сомнения, сослаться на обстоя¬тельства дела, которые не согласуются с выводами эксперта.

Для эксперта существуют как обязанности, так и права, при¬званные обеспечивать проведение им исследования. Например, согласно ст. 85 ГПК, лицо, назначенное экспертом, обязано при¬нять к производству порученную ему судом экспертизу и прове¬сти полное исследование представленных материалов и докумен¬тов; дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам и направить его в суд, назначивший экспертизу; явиться по вызову суда для личного участия в су¬дебном заседании и ответить на все вопросы, связанные с прове¬денным исследованием.

Во вводной части судебного заседания суд разъясняет экспер¬ту его обязанности и права (ст. 165 ГПК). Эксперт присутствует в течение всего разбирательства дела и вправе задавать вопросы участникам судопроизводства, а также участвовать в осмотре ве¬щественных доказательств.

Он вправе просить суд о предоставлении ему дополнитель¬ных материалов и документов для исследования; задавать в су¬дебном заседании вопросы лицам, участвующим в деле, и свиде-телям; ходатайствовать о привлечении к проведению экспертизы других экспертов (ст. 85 ГПК).

В конце рассмотрения дела по существу эксперт дает устно свое заключение. Судья и лица, участвующие в деле, вправе за¬давать ему вопросы (ст. 180 ГПК). Заключение неявившегося эксперта оглашает судья (ст. 187 ГПК).

Эксперт дает заключение в письменной форме (ст. 86 ГПК), в структуре которого должны четко выделяться:

— научное положение, из которого исходил эксперт;

— конкретные данные об исследуемом объекте;

— собственный вывод — умозаключение, ответ на поставлен¬ный судьей вопрос.

К экспертным заключениям предъявляются три основных требования:

— квалифицированность (выводы эксперта должны опирать¬ся на соответствующие специальные знания);

— определенность (выводы должны быть категорическими, т. е. не допускать различных толкований);

— доступность (заключение должно быть понятно судьям и лицам, участвующим в деле, а также гражданам, присутствую¬щим в суде и не имеющим специального образования)1.

Лица, участвующие в деле, вправе присутствовать при проведе¬нии экспертизы, за исключением случаев, когда такое присутствие при проведении экспертизы может помешать исследованию, сове¬щанию экспертов и составлению заключения (ч. 3 ст. 84 ГПК).

Заключение эксперта для суда необязательно и суд оценивает его по общим правилам оценки судебных доказательств (ст. 67, ч. 3 ст. 86 ГПК).

Если сторона уклоняется от участия в проведении эксперти¬зы или чинит препятствия ее проведению (не является на экс¬пертизу, не представляет экспертам необходимых материалов и документов для исследования), а по обстоятельствам дела без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, то суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, уста¬новленным или опровергнутым.

§ 6. АУДИО- И ВИДЕОЗАПИСИ И ИНЫЕ СРЕДСТВА ДОКАЗЫВАНИЯ

Аудио- и видеозаписи являются в гражданском процессе са¬мостоятельным средством доказывания. В гражданском судопро¬изводстве нередко на практике может возникнуть необходимость в проведении фоноскопической экспертизы по делу. В связи с этим для дачи правильного заключения экспертам не безраз¬лично будет знать, в каких условиях осуществлялась данная аудио- и (или) видеозапись.

Поэтому одним из условий, способствующих правильному проведению экспертизы и будет являться полная информация о времени и лицах, производивших эту аудио- и (или) видео-запись на электронном или ином носителе, т. е. когда, кем и в каких условиях осуществлялась эта запись (ст. 77 ГПК).

Поскольку носители аудио- и видеозаписей не являются гро¬моздкими предметами, то они могут постоянно храниться в ка¬мере хранения суда в неизменном состоянии и суд принимает меры для сохранения их в неизменном состоянии.

В исключительных случаях после вступления решения суда в законную силу носители аудио- и видеозаписей могут быть возвращены лицу или организации, от которых они получены. По ходатайству лица, участвующего в деле, ему могут быть вы¬даны изготовленные за его счет копии записей.

Однако это возможно только в исключительных случаях по¬сле вступления решения суда в законную силу, если суд придет к выводу о том, что возвращение аудио- и видеозаписи не нане¬сет вред правам и законным интересам других лиц.

Все это должно быть убедительно аргументировано в опреде¬лении судьи, которое в случае несогласия заявитель вправе об¬жаловать путем подачи частной жалобы.

Однако в случае возврата судьей аудио- и видеозаписи в деле должны оставаться:

—  заявление о возврате аудио- и видеозаписи;

— копии аудио- и видеозаписи, заверенные судьей.

Несмотря на то что перечень средств доказывания, указанных в ч. 1 ст. 55 ГПК, является исчерпывающим и никакие иные средства не могут быть правомерными в гражданском судопроизводстве, вместе с тем современная юридическая практика на¬стойчиво требует изменения сложившегося стереотипа.

Представляется, что подобное жесткое ограничение состава средств доказывания относится только к тем из них, которые содер¬жат первоначальные, а не производные доказательства, которые мо¬гут быть представлены, например, в современном электронном виде.

Кроме того, несмотря на то, что Гражданский процессуаль¬ный кодекс не признает показания судебных представителей са¬мостоятельным средством доказывания, некоторыми учеными высказано мнение о том, что в отношении законных представи¬телей должно быть сделано исключение. Это аргументируется тем, что они вступают за представляемого в материально-право¬вые отношения, поэтому осведомлены о фактических обстоятель¬ствах дела.

Также должен быть решен вопрос и о признании специали¬ста субъектом судебного доказывания, тем более что его участие в гражданском процессе предусмотрено законом (ст. 164, 168, 171, 184, 188 ГПК и др.) и он по своему статусу отличается как от эксперта, так и от сведущего свидетеля.

Подобно заключению эксперта, заключение специалиста следу¬ет отнести к группе смешанных доказательств. Здесь, по сущест¬ву, имеются два источника информации — осмотренные специали¬стом объекты (в первую очередь — вещественные доказательства), а также сам специалист, который с помощью своих специальных знаний и навыков выявляет и закрепляет информацию, содержа¬щуюся в такого рода объектах, а также высказывает свои оценоч¬ные суждения по возникающим в ходе рассмотрения дела вопро¬сам, например об оценке имущества или стоимости ремонта по¬врежденной вещи. Причем одно от другого отделить невозможно.

Лицо не сможет дать компетентного заключения, не осмотрев соответствующий объект, а также если оно не обладает соответ¬ствующими специальными знаниями.

В процессуальной литературе верно обращается внимание на то обстоятельство, что институт участия специалистов в граждан¬ском процессе обусловлен действием принципа процессуальной экономии. Оказываемая суду научно-техническая и справочно-консультативная помощь специалистов носит ярко выражен¬ный оперативный характер и способствует экономии процессуаль¬ных сил и средств суда и лиц, участвующих в деле, что в конеч¬ном итоге ведет к реальному сокращению сроков нахождения дел в судах.

Используя свои специальные знания и навыки, специалист помогает суду выявить в исследуемых вещественных доказатель¬ствах те их признаки, свойства и качества, которые могут иметь значение для правильного разрешения дела.

Что касается процессуальных форм, в которых специалисты оказывают научно-техническую и справочно-консультативную по¬мощь суду, то к ним относятся:

— участие в исследовании доказательств в судебном заседа¬нии, а также при осмотре на месте;

— представление суду письменных и устных заключений справочно-консультативного характера, например, о стоимости вещи, особенностях ее потребительских свойств или технических характе¬ристик, стоимости ремонта поврежденного имущества и т. п.;

— оказание научно-консультативной помощи суду при назна¬чении экспертизы, а также при изучении заключения эксперта в процессе подготовки к судебному разбирательству;

— представление письменного заключения в суд апелляцион¬ной, кассационной или надзорной инстанций.

Такого рода заключения в апелляционной, кассационной и надзорной практике обоснованно рассматриваются в качестве дополнительных материалов. При этом суд должен критически оценивать заключения специалистов и не проявлять односторон¬ность в исследовании обстоятельств дела, придавая такого рода заключениям большую силу по сравнению с иными доказатель¬ствами, что не может быть признано правильным.

Заключение специалиста основано на неразрывной взаимосвя¬зи двух компонентов — исследуемого доказательства или иного объекта материального мира (например, живого лица) и специа¬листа, обладающего необходимыми познаниями в соответствую¬щей области науки, техники, искусства или ремесла. Благодаря наличию таких знаний специалист извлекает из осматриваемых им объектов интересующую суд информацию, а также высказыва¬ет соответствующие оценки (о стоимости имущества или стоимо¬сти его ремонта, возможности переоборудования жилого помеще¬ния и т. д.).

Из этого можно сделать вывод о том, что суд должна инте¬ресовать не профессиональная информация, которой располагает специалист, сама по себе, но лишь заключение специалиста, дан¬ное им в результате осмотра соответствующих объектов.

Между тем в некоторых специальных учреждениях, например в Бюро товарных экспертиз, распространена практика заочных заключений. При этом соответствующие специалисты не осмат¬ривают подлежащие оценке предметы не только в тех случаях, когда таковых нет в наличии (чаще всего здесь идет речь о воз¬мещении стоимости утраченных вещей), а иногда уклоняются от осмотра  вещей,  имеющихся  в  натуре  и  дают  заключение  без осмотра этих предметов, что недопустимо.

В деятельности экспертов и специалистов в гражданском су¬допроизводстве имеется как черты сходства, так и существенные различия. В качестве эксперта или специалиста привлекаются лица, обладающие специальными знаниями в соответствующей области науки, искусства, техники и ремесла и не имеющие юридической заинтересованности в исходе дела. И эксперт, и специалист являются субъектами гражданских процессуальных отношений, относятся к лицам, оказывающим содействие в осу¬ществлении правосудия.

Различия в процессуальном положении эксперта и специали¬ста заключаются в том, что они имеют разные задачи и разный объем прав и обязанностей; их деятельность облекается в раз¬ную процессуальную форму; неодинаково также правовое значе¬ние деятельности эксперта и специалиста.

В рассмотрении одного и того же гражданского дела одновре¬менно могут принимать участие как специалист, так и эксперт. В частности, суд может назначить экспертизу, если выводы специ¬алиста по вопросам, требующим специальных познаний, вызывают у лиц, участвующих в деле, и суда обоснованные сомнения. С по¬мощью заключения эксперта в необходимых случаях может быть проверена достоверность заключения специалиста и наоборот.

Кроме того, действующий Гражданский кодекс предусмотрел такие средства доказывания, как электронные средства платежа, аналоги собственноручной подписи, кодов, паролей и иные сред¬ства, подтверждающие, что распоряжение денежными средствами дано уполномоченным на это лицом (ч. 3 ст. 847 ГК).

Он же регламентировал, что определенные права могут удос¬товеряться бездокументарными ценными бумагами с помощью средств электронно-вычислительной техники (ст. 149, 1025 ГК). Юридическая (доказательственная) природа указанных средств доказывания в праве окончательно еще не определена, однако в зависимости от того, что будет интересовать суд — содержание или форма, — в настоящее время их можно отнести к письмен¬ным или вещественным доказательствам.

Обеспечение доказательств. Обеспечением доказательств на¬зываются меры, направленные на сохранение сведений об обсто¬ятельствах дела, в случаях когда использование источника этих сведений может в будущем оказаться затруднительным или не¬возможным.

Обеспечение доказательств до возникновения дела в суде от¬носится к компетенции нотариальных органов (ст. 102 Основ за¬конодательства Российской Федерации о нотариате), а после возбуждения дела — к компетенции судов.

< Попередня   Наступна >
 
Авторизація
Пошук